Униформа русских улан 1812 г.

18 октября 1808 г., наряду со штатами уланских полков, именным Высочайшим указом была принята и «Табель мундирным и амуничным вещам», согласно которой каждому военнослужащему определялся обязательный комплект обмундирования, вооружения и амуниции с указанием вида и количества материала, необходимого для «постройки» каждой детали униформы, цен, по которым этот материал должен приобретаться, сроков, в течении которых носится каждая вещь и т.д. Нижним чинам эти вещи выдавались от государства, а офицеры должны были приобретать их за свой счёт (см. приложение I).

С 1808 по 1812 гг. во изменение и дополнение «Табели» 1808 г., произошли некоторые изменения в обмундировании и амуниции чинов уланских полков, а именно: 4 апреля 1809 г. — галун на унтер-офицерских воротниках повелено нашивать не по нижнему и боковым, а по верхнему и боковым краям воротника; 20 ноября 1811 г. — флюгера к пикам во всех уланских полках вместо тафтяных положено иметь китайчатые; 17 декабря 1811 г. — нестроевым нижним чинам уланских полков вместо существовавшего у них обмундирования было введено новое, одинаковое с установленным в то же время для нижних нестроевых чинов в кирасирских, драгунских и гусарских полках; начало 1812 г. — вместо старых фуражных шапок («боннеток») введены новые «на манер кивера без козырька»; кроме того, приказано во всех уланских полках иметь воротники у курток и шинелей ниже прежних и застёгивать их на крючки, султаны же даны новые — волосяные, вверху шире, чем внизу; сабли введены в сплошных железных ножнах.

Закупались или изготавливались все вещи под непосредственным наблюдением шефов на средства, выделяемые Комиссариатским ведомством для всех строевых и нестроевых нижних чинов. Каждая деталь униформы утверждалась Императором, после чего по заказу Комиссариатского ведомства изготовлялись образцовые вещи, необходимое количество которых рассылалось по дивизиям, а также на оружейные заводы и в комиссариатские депо. При дивизиях образцовые вещи «строились» по числу входивших в данную дивизию полков, куда и рассылались впоследствии.

Каждая вещь, указанная в «Табели», выдавалась на определённый срок, по истечении которого покупалась или шилась новая. В тех случаях, когда мундирные вещи после окончания срока носки были способны ещё к дальнейшей службе, то по определении им новых сроков, удовлетворяли нижних чинов «за переноску» деньгами по ценам указанным в «Табели». Трубы, лядунки, перевязи, полунагалища, портупеи, сёдла с ременным прибором, чемоданы, вальтрапы и фляги «хотя бы и выслужили сроки, но не иначе могут быть переменены, как с осмотра и освидетельствования инспекторского…». Из этого положения «Штата» видно, одновременно в полках могут состоять амуничные вещи (перевязи, портупеи, лядунки и проч.) нового и старого образцов в том случае, если последние были в хорошем состоянии.

/18/

Все медные и железные вещи (кольца, пряжки, пуговицы, стремена, шпоры и т.д.), хотя им в «Табели» и были установлены сроки, считались бессрочными. Так же бессрочно должны были содержаться сабли, ножны, пистолеты и штуцеры, на починку которых ежегодно выплачивались деньги, одна половина которых шла в полковую сумму, а другая — на оружейный завод для изготовления запасного оружия. Из числа срочных вещей Комиссариатским ведомством в полки отпускались сукно, каразея, холст, суровый коломенок, лосиные и другие кожи на сапоги и портупею, полунагалища, лядунки и фляги. «На прочие же вещи, также на приклад к курткам, панталонам, шапкам и другой одежде, равномерно на пояса, равно на снурки, султаны, кисточки, темляки и другие разные приборы отпускать в полки по означенным в табели ценам деньги, а в полках на оные деньги все те вещи строить». Впрочем, если какие-либо из положенных вещей имелись в наличии в Комиссариате, то можно было принимать и их, но с тем условием, чтобы они были сходны с образцами. Обычно шефы полков старались получать вещи натурой (особенно это касалось оружия), так как изготовление их на месте обходилось дороже и выделяемых средств не хватало. Практически во всех указах, касающихся тех или иных изменений в обмундировании, отмечается, что введение новых образцов должно осуществляться только по истечении сроков носки употребляемых в то время вещей.

В 1809 г. сложилась ситуация, когда сроки получения нижними чинами двух и трехгодичных мундирных вещей оказались раздроблены, то есть одна часть чинов в полку получала, например, шинели в 1809 г., а другая — в 1810. Это в значительной мере вносило путаницу во взаиморасчёты полков с Комиссариатским ведомством. Для исправления данной ситуации 23 декабря 1809 г. был утверждён указ «Об уравнении сроков 2 и 3-годовым мундирным вещам…», согласно которому все полки в течении 1810-1811 гг. удовлетворялись мундирными вещами независимо от предыдущих сроков и устанавливались следующие сроки, когда полки должны были получить новые вещи уже полным комплектом. Были установлены новые сроки и для уланских полков.

Например, Татарский уланский полк трехгодичные вещи (шинели и рейтузы) должен был получать в 1814 г., двухгодичные (сюртуки, зимние и летние панталоны для нестроевых, кители, куртки и пояса) — в 1813 г.; Польский уланский полк трёх и двухгодичные вещи должен был получить в 1813 г.; Литовский уланский полк: трехгодичные — в 1814 г., двухгодичные — в 1813 г.; Волынский уланский полк: трехгодичные — в 1813 г., двухгодичные — в 1812 г. Чугуевский уланский полк не попал в этот указ, так как у него сроки мундирным вещам были выдержаны: трёх и двухгодичные вещи он должен был получить в 1811 г. Таким образом, изменения в обмундировании, которые были произведены в конце 1811 — начале 1812 гг., скорее всего, коснулись лишь двухгодичных вещей Волынского уланского полка, в то время как в других полках сроки службы мундирных вещей не закончились.

Необходимо отметить, что в начале XIX в. в Российской армии не было официального разделения на парадную, повседневную и походную формы одежды, хотя на практике такое разделение несомненно существовало. Так, для уланских полков, «парадным» и, в какой-то мере, «повседневным» вариантами обмундирования и вооружения можно считать следующий комплект: строевая шапка с султаном, куртка с открытыми лацканами, панталоны, смазные сапоги и пика с развернутым флюгером.

/19/

«Походным»: строевая шапка без султана в чехле, куртка с застегнутыми лацканами (не обязательно), серые рейтузы, кожаные сапоги, пика со снятым флюгером (или свернутым и покрытым чехлом). Это лишь примерные варианты сочетания обмундирования и вооружения, и они могли варьироваться в зависимости от ситуации: при боевых действиях всем полком или эскадроном, в разведке, в партизанских рейдах, на походе, при вступлении в города, при нахождении в населенных пунктах и т.д. Кроме того, нельзя забывать, что во время кампании какие-то вещи терялись, приходили в негодность и вместо них уланы могли использовать предметы обмундирования, амуниции и вооружения, найденные на поле боя и даже отбитые у неприятеля. Большую роль играла и военная мода, а также привычки и традиции, существовавшие в каждом отдельно взятом полку. Скудость источников не позволяет нам учесть все детали обмундирования и амуниции, но имеющиеся данные дают нам возможность представить внешний/Вид улана более или менее близким к действительности.

Строевые нижние чины

а) Обмундирование

Строевая шапка — четырёхугольная, суконная, мелкопростроченная вертикально по всем четырём сторонам, с нелакированной верхней кожаного плоскостью, высотой в 24,2 см, снизу схвачена чёрным кожаным околышем высотой в 8,8 см. Спереди пришивался кожаный козырёк, а под задним углом — другой, большего размера, но не отвёрнутый; суконная обшивка шапки в каждом полку имела свой цвет (см. приложение II); от углов по перегибам шапка обшивалась шнуром по цвету металлического прибора. Исключение составлял, по-видимому, Литовский уланский полк, сохранивший старую расцветку, которую он получил в 1803 г. Тогда, по разделении Литовско-Татарского конного полка на два, Татарский конный оставил шапки малиновые с белой тесьмой, а Литовский получил шапки обратных цветов: обшивка белая, тесьма малиновая. На левой передней стороне шапки имелось специальное гнездо, куда вставлялся тонкий белый, расширяющийся к верху (у основания 4,5 см, вверху — 14,5 см) волосяной султан высотой почти 42 см (впрочем, вполне возможно, что новые султаны изготовить до начала кампании в полках не успели и использовались старые, перьевые султаны). Перед султаном над гнездом пришивался (или вставлялся) гарусный репеек; за деревянную пуговку, прикреплённую к верху тульи у правого угла цеплялся надвое перегнутый шнур из гаруса с двумя кистями на концах, который назывался витиш-китиш (витишкет, этишкет) и крепился особым образом к воротнику и эполетам; репеёк и этишкетный шнур были по цвету металлического прибора. Шапка имела два подбородных ремня из кожи с металлическим набором в виде чешуи. Во время похода султан и этишкет снимались, а на тапку одевался чехол из равендука, выкрашенный чёрной масляной краской. Согласно «Учреждению для управления большой действующей армией», вышедшему в начале 1812 г., военнослужащие подразделений, находившихся в Конвое при Главных квартирах армий, на головном уборе должны были иметь зелёную ветвь (какого дерева — не уточнено). Осенью 1812 г. эскадрон ротмистра Чугуевского уланского полка А. Бахметева находился в Конвое Главной квартиры 3-й Западной армии и на тапках офицеров и нижних чинов этого эскадрона имелись зелёные ветви.

/20/

автомобильное зарядное устройство своими руками в короткие сроки без особых усилий

Куртка — из тёмно-синего сукна, с лацканами в виде отворотов на груди, застёгивавшихся с каждой стороны на 7 пуговиц. Сама куртка застёгивалась с помощью крючков и петель — всего 13 пар. Воротник — высокий, спереди скошенный. В начале 1812 г. был введён новый воротник к курткам — ниже прежнего, глухо застёгивавшийся спереди на крючки. Но в связи с тем, что сроки службы курток уланских полков (кроме Волынского) заканчивались лишь в 1813 г., чины этих полков, скорее всего, оставались в куртках с воротниками старого образца. У куртки были фалды с отворотами, обложенными по краю полоской сукна шириной в 4,4 см. Обшлага рукавов имели спереди форму мыска с одной пуговицей у острия мыска и двумя — у заднего шва рукава над обшлагами. По швам спины и заднему шву рукава шла цветная выпушка. Лацканы, обшлага, выпушка на спине и рукавах и обкладка фалд — цвета приборного сукна, воротники в каждом полку были особого цвета (см. Приложение II). Вместо погон нижние чины уланских полков носили густые гарусные эполеты, которые продевались сквозь контрпогончик и застёгивались на пуговицу. Эполеты и все пуговицы — цвета металлического прибора.

Офицерская и солдатская шапки Татарского уланского полка. 1808— 1811 гг. (Из «Исторического описания одежды и вооружения Российских войск…» А.В.Висковатова).

При куртке носился суконный синий пояс с выпушкой и двумя полосами приборного цвета с накладкой тех же цветов спереди поперёк пояса. Пояс застёгивался на 3 крючка и имел подкладку из холста или клеёнки.

Панталоны — узкие, синего сукна, с выпушкой и двойными лампасами приборного цвета. В нижней части панталоны обшивались кожей, поверх которой шли лампасы. Снизу в лампасах проделывались дырочки, сквозь которые пропускались шнуры, плотно стягивавшие нижнюю часть панталон.

Сапоги — каждому рядовому полагалось по две пары коротких сапог: «смазные» (смазывались ваксой со смолой), к которым привинчивались над каблуками железные шпоры и просто кожаные. Сапоги надевались на портянки или шерстяные носки и носились под панталонами.

Шинель— из грубого серого сукна, однобортная с разрезом сзади, застёгивалась на 6 металлических пуговиц. На шинели имелись погоны, которые застёгивались на металлические пуговицы. Воротник — высокий, стоячий без клапанов. Обычно на шинельных воротниках в уланских полках указывают наличие клапанов.

/21/

Но в «Табели мундирным, амуничным и оружейным вещам», принятой вместе со штатом 1808 г., клапаны на воротниках шинелей не упоминаются: шинель «серого цвета со стоячим воротником строевым чинам на каждую сукна 5 аршин, за аршин по 65 коп., на воротник цвету полкового 1 22/30 вершка, на один погон того же цвету по 4/30 вершка, за аршин по 84 коп., на подкладку холста под плеча 3 аршина 12 вершков за аршин по б коп…». Необходимо также учесть, что армейские уланские полки в обмундировании, амуниции и вооружении равнялись на Лейб-гвардии Уланский полк, который по штату 1809 г. клапанов на шинелях не имел. Воротник и погоны на шинели — по цвету приборного сукна. Сукно для шинелей употреблялось некрашеное, натурального темно- или светло-серого цвета, но с тем, чтобы в каждый полк оно отпускалось одного оттенка. В тёплую погоду шинель скатывалась, укладывалась под вальтрап и приторачивалась к передней луке седла.

Обмундирование улан:, а. куртка, б. шинель, в. крепление этишкетного шнура к куртке при открытых лацканах, г. крепление этишкетного шнура к куртке при застегнутых лацканах, д,з. панталоны, е. пояс нижнего чина, ж. эполет нижнего чина, и. рейтузы.

Рейтузы — из серого шинельного сукна с подкладкой из холста, с чёрными кожаными леями в 13,2 см шириной на внутренней стороне, с внешней стороны застёгивались на 18 пуговиц, обтянутых сукном. Надевались рейтузы поверх сапог, поддерживались снизу кожаной штрипкой (стременкой) и носились только в походе.

Фуражная шапка — типа «bonnet» (в виде колпака), тёмно-синего сукна, с выпушкой приборного цвета и околышем цвета воротника (могли быть и без околыша), кисточка на конце — по цвету металлического прибора. Высота от нижнего края до перегиба — 22 см, расстояние от перегиба до кисти — 26,4 см, ширина околыша 8,8 см. Шапки шились из выслуживших срок мундиров. В конце 1811-начале 1812 гг. для пехотных полков были введены новые фуражные шапки из сукна в виде кивера без козырька. Но, видимо, по распоряжению инспектора всей кавалерии Великого Князя Константина Павловича такие же фуражные шапки в тот же период были разработаны и для кавалерии. Это видно из распоряжения генерал-адъютанта И.В. Васильчикова

/22/

полковнику Д.Ф. Тутолмину от 13 апреля 1812 г., где он сообщает, что «…командир 3 резервного кавалерийского корпуса г. генерал-майор… Чаплиц при предписании своём от 29 марта за № 295, препроводил ко мне доставленную от… генерал-инспектора всей кавалерии образцовую фуражирку, Высочайше утверждённую для вверенного вам Литовского уланского полка, которая имеет быть сукна синего, околош и верхняя прошва по цвету воротника, а на околошах вышитой номер ескадронный. Препровождая оную при сем предлагаю Вашему высокоблагородию приказать хранить её впредь на случай поверки…». Таким образом, образцы новых фуражных шапок в полках были получены не ранее середины весны 1812 г., и, вероятнее всего, у улан в течении кампании оставались старые «боннетки».

Китель — из белого сурового каламенка, однобортный, со стоячим воротником, длиннополый, без карманных клапанов сзади, погон, с обтяжными пуговицами. Надевался во время уборок, в конюшне и на работе.

б) Вооружение

Вооружение улана состояло из сабли, пары пистолетов, пики и кавалерийского штуцера (только у улан-карабинеров).

В 1812 г. на вооружении в уланских полках было два вида сабель: гусарские образца 1809 г. с металлическими или кожаными ножнами и уланского образца.

Уланская сабля (с фотографии, помещенной в книге: Дубасов Н.В. «История Лейб гвардии Конно-Гренадерского полка». Т. 2. Спб., 1903).

В 1803 г. для Уланского Цесаревича полка был разработан уланский образец лёгко-кавалерийской сабли, который отличался от гусарской небольшими деталями. При переименовании конных полков в уланские по штату 1808 г. им были даны «уланские сабли», но так как образец этой сабли поздно поступил в арсеналы и на оружейные заводы, уланских сабель было изготовлено мало. В связи с этим по разрешению Великого Князя Константина Павловича в уланские полки выдавались как уланские (их было немного), так и гусарские сабли.

Гусарская (или лёгко-кавалерийская) сабля обр. 1809 г. имела железный эфес, гарду с тремя дужками (могли остаться сабли с одной дужкой на гарде), из них две боковые искривлены; рукоять деревянная, покрытая кожей и обвитая проволокой. Ножны могли быть двух видов:

1. обр. 1802 г. (оставленные и для образца 1809 г.) — кожаные с верхним наконечником с кольцом, нижний наконечник длинный (более половины длины ножен), прорезной, имел в верхней части второе кольцо;

2. начала 1812 г. — ножны сплошные железные. Вес сабли с ножнами около 1,9 кг. Образец уланской сабли не сохранился, но, по-видимому, она имела елмань.

Каждому военнослужащему выдавалась пара пистолетов, которые вставлялись в ольстреди (т.е. кобуры), крепившиеся к передней луке седла. Использовались пистолеты различных типов, но в основном обр. 1809 г. в медной оправе, калибром 7 линий (17,7 мм), длина ствола 263 мм, вес — 1500 гр. Дальность стрельбы не превышала 30 метров, а действенность выстрелов была очень низкой.

Пиками были вооружены все строевые нижние чины уланских полков

/23/

Оружие улан: а. пики: казачья и уланская, б. сабли: обр. 1809 г. в металлических ножнах обр. 1812 г., уланская сабля обр. 1803 г. и лёгко-кавалерийская сабля с ножнами обр. 1802 г., в. штуцер кавалерийский обр. 1803 г., г. пистолеты кавалерийские обр. 1809 г.

(кроме унтер-офицеров и пеших улан). Уланская пика имела общую длину примерно 280-290 см. и состояла из выкрашенного в чёрный цвет древка и боевого наконечника. Наконечник имел в нижней своей части трубку с прожилками, при помощи которой он насаживался на древко, и два длинных крепёжных штыря с отверстиями для гвоздей или шурупов. На противоположном конце древка имелся металлический подток. К средней части пики привязывался темляк в виде ремня из красной юфти с кистью на конце. С помощью этого ремня пика одевалась на правую руку, вставлялась нижней своей частью в кожаный бушмат, прикреплённый к правому стремени, и закидывалась за плечо. Но, по всей видимости, пику могли помещать и на левое плечо, например, уланы-карабинеры — чтобы она не мешала им стрелять. Варианты помещения пики с левой стороны встречаются на некоторых гравюрах Зауервейда и у Висковатова в его «Историческом описании одежды и вооружения Российских войск…». Кроме того, согласно «Предварительному постановлению о строевой кавалерийской службе», вторая шеренга улан атаковала неприятеля с саблями в руках, что делать, имея пику за правым плечом, не очень удобно. Под наконечником крепился цветной флюгер из китайки. Флюгера имели расцветку по полкам (внутри полка — по батальонам) (см. приложение II) и снимались или сворачивались (возможно, одевались чехлы)

/24/

в тех случаях, когда уланам необходимо было быть более незаметными (на пикетах, в партизанских рейдах и т.д.); в зимнее время флюгера, по-видимому, снимались. В связи с нехваткой уланских пик использовались также и казачьи.

Амуниция уланских полков: а. лядунка, лядуночная и штуцерные перевязи нижних чинов, б. чемодан, саква и водоносная фляга, притороченные к седлу, в. сабельная портупея и темляк гусарского образца, г. пистолет в ольстреди.

В уланских полках использовались штуцеры обр. 1803 г. Ими были вооружены 16 улан-карабинеров каждого эскадрона (то есть всего 160 человек). Штуцер имел калибр 6,5 линий (16,51 мм), медный прибор, гранёный ствол длиной 32,25 см. В канале ствола имелось 8 нарезов. Вес штуцера — 2670 гр. (6 фунтов 47,5 золотников). С левой стороны к штуцеру прикреплялась специальная скоба, за которую он цеплялся к кожаной перевязи. На стволе при казённой части штуцера имели прицел (диоптр). Дальность стрельбы составляла 1000 шагов. Действенность выстрелов была для того времени высокой в следствии правильного полёта пули: в щит размером 120×180 см с расстояния в 250 шагов из 100 выстрелов попадало от 40 до 50 пуль, с 300 шагов — от 40 до 45, а с 400 шагов — от 25 до 35 пуль. На замок штуцера для защиты его от влаги надевалось полунагалище в виде чёрного кожаного чехла. Носился штуцер на перевязи через левое плечо.

в) Амуниция.

Лядунка с перевязью (полагалась всем конным рядовым и унтер-офицерам) — из чёрной лакированной кожи, с 30 местами для патронов; на крышке — круглая медная бляха с орлом. Носилась лядунка через левое плечо на белой лосиной перевязи.

Штуцерная перевязь (только уланам-карабинерам) — из белой лосиной кожи, с медной пряжкой, запряжником, наконечником и железным крюком, с помощью которого на перевязь вешался штуцер.

Сабельная портупея и темляк —из красной юфти, гусарского образца; кисточка на конце темляка кожаная красного цвета.

Водоносная фляга — деревянная, обшитая кожей, с ремнями из выслуживших сроки перевязей.

/25/

I. Обер-офицер(1), штабофицер(2) и рядовой(З) Польского уланского полка.

II. Штаб-трубач (1), унтер-офицер (2) и рядовой 2-го батальона (3) Польского уланского полка.

III. Обер-офицер (1) и улан-карабинер (2) Татарского уланского полка.

IV. Трубач (1), унтер-офицер (2) и рядовой(З) Татарского уланского полка.

V. Унтер-офицер (1), конный рядовой 2-го баталъона(2) и пеший рядовой(3) Литовского уланского полка.

VI. Штаб-офицер(1), трубач(2) и рядовой(З) 1-го батальона Литовского уланского полка.

VII. Пеший унтер-офицер (1), улан-карабинер (2) и обер-офицер (3) Волынского уланского полка.

VIII. Офицер (1) и рядовые (2,3) Чугуевского уланского полка.

 

Чемодан шился из серого сукна с холстяной подкладкой; имел крышку, застёгивающуюся на 4 пуговицы и крепился к задней луке седла с помощью пристрюжных ремней.

Саквы — небольшие мешки из толстого полотна (равендука) в которых возили овёс при седле.

Ольстры (ольстреди) служили для хранения пистолетов, изготавливались из толстой крепкой кожи, вверху шире чем внизу, с донышком. Ольстры укрепляли верхними (широкими) концами по обе стороны седла пристрюжными ремнями, а нижними вставляли в ременные кольца поперсей.

г) Конское снаряжение.

Венгерское седло состояло из деревянного орчака и холстяных пуков. Орчак был сделан из двух деревянных дуг (вверху уже, внизу шире), к которым прибивались две дощечки (полки), а посередине скреплялся широким и крепким ремнём. Под орчак снизу прикреплялись два пука (из толстого полотна, набитые конским волосом). Сверху орчак оклеивался сначала толстой холстиной, а затем кожей.

Конское снаряжение уланских полков: а. узда (удила, поводья и оголовье), б. седло в полном сборе (без вальтрапа, чемодана и сакв).

Для того, чтобы оседлать лошадь, ей на спину клали потник из овечьей шерсти с кожаною крышкой, на потник укладывали орчак, который закреплялся подпругой — широким ремнём, подвязанным под брюхо лошади; на орчак укладывалась вчетверо свёрнутая суконная попона для мягкости (вместо подушки), а сверху всё это накрывалось вальтрапом, крепившемся к седлу чрезседельным ремнём. К седлу крепились пахви, паперси, путлицы и пристрюжные ремни.

Вальтрап (с закруглёнными углами) — из синего сукна, с обшивкой по краю и двумя вензелями и коронами в задних углах приборного цвета; вензеля и короны обшивались чёрным шнурком.

УНТЕР-ОФИЦЕРЫ имели такое же обмундирование, как и рядовые, но со следующими отличиями: по верхнему и боковому краям воротника и обшлагов куртки шёл галун цвета металлического прибора; султан белый, верхняя часть — чёрная; репеёк на шапке двухцветный — разделен на четыре части крестообразно: левая и правая четверти белые, верхняя и

/36/

нижняя — серые; кисточки этишкета и темляка белого, оранжевого и чёрного цветов (у портупей-юнкеров темляк офицерский); одна пара замшевых белых перчаток без краг. Вооружены унтер-офицеры были только парой пистолетов и саблей (кроме десяти пеших унтер-офицеров). Конское снаряжение как у рядовых.

У ТРУБАЧЕЙ было такое же обмундирование, что и у рядовых, но со следующими отличиями: имели нашивки из шерстяного басона (по цвету металлического прибора) — на боковых швах спинки, вдоль и поперёк рукавов, по полам, фалдам, воротнику и плечевым крыльцам куртки; султан — красный; вооружение — пара пистолетов и сабля; лядунки не было, вместо неё при каждой седельной ольстре находилось по б гнёзд для патронов; трубы как у гусар — медные, короткие, со шнурами и кистями цвета металлического прибора.

Штаб-трубачи (полковой и батальонный) имели обмундирование, амуницию и вооружение такие же, как у эскадронных трубачей, но со следующими отличиями: по воротнику и обшлагам куртки шёл унтер-офицерский галун; султан был красным с чёрной верхушкой; репеёк на шапке и кисточка на темляке — унтер-офицерские; шнуры и кисти труб были белыми с примесью оранжевого и чёрного цветов.

ОФИЦЕРЫ носили такое же обмундирование, как и нижние чины, но со следующими отличиями.

Строевая шапка с белым султаном внизу с чёрным и оранжевым волосом; репеёк из серебряной канители с вензелем Императора (того же образца, что и во всей армии), у штаб-офицеров репеёк обшивался блёстками; но верху околыш шапки (над кожей) обшивался галуном по цвету металлического прибора; вместо застёжек с чешуёй была металлическая цепочка, охватывавшая шапку с передней стороны и переходившая над висками в подбородочный ремень. Верх офицерской шапки обычно не обшивался кожей как у рядовых, а оставался суконным с перекрестием из шнуров, шедших от углов шапки (возможно были варианты с кожаным верхом и без перекрестия из шнуров).

Куртка — того же покроя, что и у нижних чинов; эполеты по образцу, введённому для офицеров всей кавалерии 17 сентября 1807 г.: обшивались галуном и двойным рядом витого жгута по цвету металлического прибора, у штаб-офицеров по краям эполет свисала бахрома.

Панталоны и рейтузы такие же, как у рядовых, но без обшивки кожей.

Вместо уланских поясов офицеры носили шарфы с кистями, принятые во всей армии, в виде широкой плетёной сетки из серебряных с примесью чёрных и оранжевых тонких птнурков. Темляк на эфесе сабли чёрный с серебряными прошивкой и кистью (так же как и кисти шарфов). Гайки темляка и кистей шарфов с примесью чёрно-оранжевого шёлка. Для удешевления разрешалось шарф и темляк иметь не серебряные, а белевые, но того же рисунка.

Лядунка из чёрной кожи с серебряной крышкой и двуглавым орлом на ней из жёлтого металла. Лядуночная перевязь была с двумя металлическими бляхами и двумя протравниками на цепочках по цвету металлического прибора и обшивалась галуном того же цвета.

Вооружены офицеры были парой пистолетов и саблей; эфес и ножны сабли могли быть вызолочены.

/37/

Иногда исследователи указывают на наличие сюртуков и фуражных шапок у офицеров уланских полков, но достоверных подтверждений этому нет. Официально сюртуки в уланских полках введены в декабре 1815 г.

ДЕНЩИКИ имели суконные однобортные тёмно-синие кафтаны с обкладкой фалд, пол и подбоем того же цвета, с отложными воротниками и круглыми обшлагами тех же цветов, что и у офицеров, при которых они состояли. Пуговицы — обтяжные, суконные, по борту с правой стороны — 8, на лифе — 2 и на обшлагах по нижнему шву рукавов на каждой по 3. Вместо галстуков — чёрные платки. Шинель — как у рядовых, но без погон. Суконные панталоны и сапоги — как у офицеров. Шляпы офицерского образца: у денщиков штаб-офицеров — с пуговицей и петлицей из узкого галуна по цвету металлического прибора полка, поля шляпы обшиты таким же галуном; у денщиков обер-офицеров без петлиц и галуна. Денщики ездили на вьючной лошади офицера и могли носить пехотный ранец с манеркой и футляр для офицерского султана, который крепился сверху ранца. В то же время могли иметь и другие вещи — в зависимости от того, что им купят или сошьют их офицеры.

РЯДОВЫЕ, поступившие в резервные эскадроны уланских полков, имели рекрутское обмундирование, а вооружение и амуницию — уланские: кафтаны — из простого крестьянского сукна «коровьей шерсти», солдатского покроя, с обтяжными пуговицами и стоящими воротниками (отличным рекрутам серые воротники заменялись красными суконными); панталоны зимние — суконные с подкладкой из холста; галстуки — солдатские, суконные, с манишкой; фуражные шапки — «боннетки» (Высочайшим указом от 27 июня 1812 г. рекрутам вместо старых были даны новые фуражные шапки, такие же, что были введены для всей Армии); сапоги из твёрдой кожи; летние и зимние портянки; пара рукавиц; двое «портков»; две рубахи; шуба; ранец — суконный с двумя лямками. Все эти вещи рекруты получали при отправке их в рекрутские депо. По прибытии туда они дополнительно получали шинели (из простого крестьянского сукна, серого цвета, со стоячими серыми же воротниками, обтяжными пуговицами и подкладкой из холста), летние панталоны из фламского полотна и солдатские сапоги. По выбытии рекрут в полки шинели и летние панталоны оставались в депо.

Амуницию, оружие и конскую сбрую рекруты получали из тех полков, к которым они были приписаны. Все эти вещи привозились в начале года командами, посланными из этих полков для обучения и отбора рекрут.

/38/

  • Источник; Львов С. Армейские уланы России в 1812 г., ООО «Восточный горизонт», 2002 - 60 с.

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.