ТЮРЛЮРЛЮ

Наталья Дмитриевна. Нет, если 6 видели мой тюрлюрлю атласный!

А. С. Грибоедов. Горе от ума. Действие третье, явление 7. 1822 — 24.

Тюрлюрлю — накидка из шуршащей шелковой ткани. Название применительно к детали костюма встречается у А. С. Грибоедова и ставит перед исследователями интересную проблему. У М.Фасмера читаем: «Тюрлюрлю — „мантилья, накидка» (Грибоедов). Неясно» (Этимологический словарь русского языка, т. 4, М., 1987, с. 137). Из поэтического текста Грибоедова, действительно, можно понять только то, что речь идет об одежде из шелковой ткани, которую в России называли именно атласом, а материя собственно атласного переплетения из хлопка или шерсти имела другие названия (см. Сатин). Шелковые материи обладали способностью «звучать», издавать характерный шелест, по которому узнавали хорошо одетую женщину. Так, например, описана О. Л. Книппер-Чехова: «Вся в светлом, шла стройная женщина с двумя мужчинами, державшими ее под руки. Смеясь, они прошли мимо, точнее, она прошелестела (теперь женщины так не шелестят — другие ткани, другие походки, что ли), и меня обдало душистой волной» (Гиацинтова С. В., С памятью наедине, М., 1989, с. 34). Шумящие платья были в моде уже в 18 веке: «…употреблялось проклеенное полотно, называемое „La criadre». Эта ткань шумела страшнейшим образом при малейшем движении» (Пыляев М. И., Старое житье, СПб., 1897, с. 102). Шуршание платья в лексиконе моды передавалось звукоподражанием. В начале 19 века, во времена Грибоедова, оно совпадало с французским звукосочетанием turlurette, turlututu — припевом без слов некоторых модных песенок. Транскрибировали его, опуская грассирующее «р», — тюлюлю (Макаров Н. П., Полный французско-русский словарь, Петроград, 1917, с. 1073). В словаре В. И. Даля находим: «„тюлюлюкать“ — петь пташкой» (Толковый словарь великорусского языка, т. IV, с. 451). М. Фасмер также не указывает на совпадение этого звукоподражания с французским звукосочетанием. В литературных произведениях 19 века можно встретить звукосочетание, полностью совпадающее с грибоедовским, например у Ф. М. Достоевского в романе «Подросток» (1875) один из второстепенных персонажей «производил какой-то звук, вроде „тюр-люр-лю“». Что касается покроя тюрлюрлю грибоедовской Натальи Дмитриевны, то его можно восстановить, ориентируясь на бытовой и культурный контекст эпохи». Это должна быть длинная накидка без рукавов — род верхней одежды, так как короткие накидки надевали только к платью для бала («мы в трауре, так балу дать нельзя»), нарядные же плащи-накидки с рукавами можно было не снимать в помещении. Нельзя не заметить, что в разговорах дам на вечере у Фамусова ощущается авторская ирония, имеющая отношение к незабытому еще в обществе спору о «старом и новом» слоге, который вовсе не был только лингвистической дискуссией, а имел более широкий смысл, относящийся к определению дальнейшего пути развития России. В условиях строгой регламентации и государственных установлений, касающихся одежды, манера одеваться являлась способом самовыражения личности, демонстрацией политических симпатий и антипатий, эстетических предпочтений, способом тем более действенным, чем были строже запреты властей. К следствию по делу декабристов привлекался и Грибоедов, которому, в частности, был задан вопрос, свидетельствующий о том, что отношение к одежде и отношение к свободе книгопечатания было одинаково важным для определения степени бунтарства или благонадежности: «В каком смысле и с какой целью вы, между прочим, в беседах с Бестужевым, неравнодушно желали русского платья и свободы книгопечатания?» (А. С. Грибоедов в воспоминаниях современников, М., 1980, с. 281).

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.