ТУНИКА

 Госпожа Пришипецкая собрала бумаги свои, накинула платок на голову, схватила со стола кусок пунцового гроденапля, купленного Порфирием на тюнику для обожаемой Анастазии, и —  бросилась в двери.

А. Ф. Вельтман. Сердце и думка. Часть I. IX. 1838.

Туника (тюника) — накладная, позднее кроеная длинная белая шерстяная или льняная нижняя одежда с рукавами или без них, носившаяся только подпоясанной (так как без пояса воспринималась как белье), распространенная в Древнем Риме; женское платье, по покрою приближавшееся к античной тунике, но надевавшееся сверху, на другую одежду; военный мундир (в этом значении употребляется крайне редко). Название от французского tunique, восходящего к латинскому tunica — рубаха. Во французском языке им обозначали широкий круг предметов — подрясник, хитон, военный мундир, поэтому русские писатели 19 века, владевшие французским языком, использовали слово «туника» в самых различных значениях. Например, у И.С. Тургенева можно встретить употребление в значении «мундир»: «…австрийский офицер, в короткой серой тюнике и зеленом картузе, проскакал мимо их…» («Накануне», 1859). Древнеримская туника, украшенная одной широкой полосой от ворота к подолу, была одеждой сенатора, а с двумя узкими полосами — всадника, обозначая тем самым представителей двух высших сословий. Кроеная туника считалась модой, принесенной варварами (Кнабе Г. С., Древний Рим — история и повседневность, М., 1886, с. 87). Туника появилась в европейской одежде нового времени в связи с распространением так называемого античного костюма, ставшего своеобразным отражением общего интереса к античности, возникшего в середине 18 века (особенно в связи с исследованиями И. И. Винкельмана), попыткой реализовать увлечение древностью в сфере бытовой культуры. В России, например, в 1771 уроженец острова Митилены Антоний Палладоклис опубликовал «Стихи на платье Греческое, в кое Ея Императорское Величество соизволила одеваться в маскараде». Правда, платье по-гречески Екатерины II весьма отдаленно напоминало одеяния античных статуй, которым стремились подражать в 1770 — 80-е года. Принято считать, что появление «античного» костюма в европейской моде совпадает по времени с эпохой Великой французской революции 1789 — 94, но на самом деле оно было подготовлено культурой всей 2-й половины 18 века: «Ведь и в Париже революционный костюм, костюм подражавший греческому, появился не сразу готовым, как Минерва из головы Юпитера, а существовал задолго до революции, в продолжение всего того времени, когда буржуазные идеи революции подтачивали старый общественный строй. Даже настоящий революционный костюм, греческая одежда встречается уже задолго до революции, — правда не как всеобщая мода, а только у некоторых лиц, предвосхитивших ее» (Фукс Э., Иллюстрированная история нравов, т. 3, М., 1913, с. 131 — 32). Там же Фукс приводит выдержку из письма молодой дамы, описывающей костюм 1785: «Вместо платья она носила длинную белую тунику, подвязанную под грудью розовой лентой. Весь головной убор состоял из цветка в волосах». В конце 18 века в России были женщины, отказавшиеся в узком кругу от париков и фижм и предпочитавшие легкие светлые одежды «античного» образца. Но по-настоящему «античная» мода приходит в Россию лишь в годы правления императора Александра I, когда исчезают неписаные (при Екатерине II) и писаные (при Павле I) ограничения на подражание всем французским нововведениям, каждое из которых воспринималось как революционная крамола. Камерный характер некоторых портретов В. Л. Боровиковского 1790-х годов, где дамы изображены в тунике, связан с особой доверительностью модели по отношению к художнику, так как тогда этот костюм еще не стал официальной модой. Признаком «подлинной» античности в тунике наряду с кроем стали легкие полупрозрачные ткани, чаще всего белого цвета. Они дали название возникшей во Франции после 1789 «нагой» моде, которой не замедлили воспользоваться безупречно сложенные женщины, такие, как мадам Тайен в Париже (подруга Жозефины, супруги Наполеона I) и леди Шарлотта Кэмбел в Лондоне.

Туника. Неизвестный художник. Портрет Е. Уваровой. 1810-е года. Исторический музей. Москва.

Туника. Неизвестный художник. Портрет Е. Уваровой. 1810-е года. Исторический музей. Москва.

Прозрачные материалы и «нагая» мода вскоре распространились в России: «…не страшась ужасов зимы, они были в полупрозрачных платьях, кои плотно охватывали гибкий стан и верно обрисовывали прелестные формы; поистине казалось, что легкокрылые Психеи порхают на паркете. Но каково было дородным женщинам? Им не так выгодно было выказывать формы; ну, что ж, и они из русских Матрен перешли в римские матроны» (Вигель Ф. Ф., Записки, т. 1, М., 1929, с. 178). Несовместимость новой одежды с русским климатом незамедлила сказаться — одной из первых жертв «нагой» моды стала известная красавица княгиня Тюфякина, простудившаяся и умершая в 19-летнем возрасте. Влияние этой моды было столь велико, что женщины, которым природа не позволяла слепо ей следовать, также находили выход из положения. В 1800-е года в русских журналах сообщалось, например, об эластичных полукорсетах для тех, кто был несколько полноват («Московский Меркурий», 1803). Те же, которые были излишне худощавы, также прибегали к особым ухищрениям: «Искусственная, возможно точно воспроизведенная грудь была, естественно, для многих женщин необходимым реквизитом при такой моде. Она и была изобретена в эту эпоху и всюду скоро вошла в употребление. Сначала она делалась из воску, потом из кожи телесного цвета с нарисованными жилками. Особая пружина позволяла ей ритмически вздыматься и опускаться. Подобные шедевры воспроизводили иллюзию настоящего бюста, были в большом спросе и оплачивались очень дорого» (Фукс Э., Иллюстрированная история нравов, т. 3, М., 1913, с. 136). «Античному» стилю одежды соответствовали прическа, обувь, украшения. Шелковые туфли без каблуков были с лентами, закрепляющимися на ноге, как греческие сандалии, а прически с узлом волос воспроизводили облик античных богинь. Прозрачные драгоценные камни вышли из моды, их заменили камеи, цельнометаллические браслеты, пряжки (лишь на придворных балах по-прежнему требовалось быть в бриллиантах). К 1820-м годам строгое следование античным образцам прекратилось, хотя в названиях модных покроев еще долго сохранялись их отголоски. Приталенное платье с корсетом называлось, например, «Диана», потому что «корсаж сих платьев делается так, что правое плечо закрыто, левое почти открыто» («Московский телеграф», 1829, № 1, с. 139). Съемные локоны называли «фенакея» (в «античной» моде — накладка из волос в виде сложных узлов, знакомых по античной скульптуре): «Все почти накладные волосы… Дамы снимают их вместе со шляпами» («Молва», 1833, № 105, с. 419). Вторая жизнь туники конца 18 — начала 19 веков началась после появления новой коллекции одежды французская художника П. Пуаре в 1908; в ней была представлена «неоклассицистическая» туника из тонкой ткани, отделанная мехом, почти точное повторение так называемой туники a la russe, популярной в Европе в 1800-е года (Верещагин В. А., Памяти прошлого, СПб., 1914, с. 48). Эта тема туник «в русском стиле» в 20 веке получила распространение во многих странах, в России ее разрабатывала Н. П. Ламанова.

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.