ТЕРЛИК

Впереди сей толпы ехал на вороном коне, в летнем терлике, с развевающимся на плечах корзном, рослый и дебелый муж.

М. Н. Загоскин. Аскольдова могила. III, IV. 1833.

Терлик — короткий приталенный мужской кафтан с короткими рукавами. Название от тюркского tarlik — куртка без рукавов. Появился на Руси не позднее 2-й половины 15 века (письменное упоминание в 1486). По свидетельству очевидцев, в 16 веке терлик был необычайно распространен: «Раньше стольники одевались в далматики наподобие дьяконов, прислуживающих при богослужениях, но только были подпоясаны; ныне же на них различные платья, называемые терлик, обильно украшенные драгоценными камнями и жемчугом» (Герберштейн С., Записки о Московии, М., 1988, с. 218). Этот же автор отмечает, что, несмотря на сходство покроя одежды русских и татар, заметны и существенные различия: «…при этом христиане носят узелки, которыми застегивают грудь, на правой стороне, а татары, одежда которых очень похожа, — на левой» (там же, с. 117). Терлик имел на груди застежку и, возможно, надевался через голову (Савваитов П., Описание старинных русских утварей, одежд, оружия, ратных доспехов и конского прибора, в азбучном порядке изложенное, СПб., 1896, с. 52). Из всех видов старинной русской одежды терлик наиболее часто упоминается в художественной литературе 19 века, причем не только в исторических романах, но и в литературной полемике: «Что ни говорите, а даже и фрак с сюртуком — предметы, кажется, совершенно внешние, не мало действуют на внутреннее благообразие человека. Петр Великий это понимал, и отсюда его гонение на бороды, охабни, терлики, шапки-мурмолки и все другие заветные принадлежности московского туалета» (В. Г. Белинский, Петербург и Москва, 1844). В комментариях к работам Белинского отмечается: «Курсивом выделены слова, представляющие обычный в журналистике 1840-х годов и, в частности, у Белинского, насмешливый намек на некоторых московских славянофилов» (Белинский В. Г., Собр. соч. в 9 т., т. 7, М., 1981, с. 679). Терлик упомянут Белинским и в статье «Русская литература в 1845 году»: «Некоторые, говорят, не шутя надели на себя терлик, охабень и мурмолку». Явление переодевания в старинные русские костюмы в 1-й половине 19 века — очень интересный факт общественной и культурной жизни, вызывавший противоречивые суждения в печати того времени. Основной упрек славянофилам состоял в том, что их одежда была лишь стилизацией на русские темы, имевшей мало общего с подлинным крестьянским костюмом. Ф. М. Достоевский писал: «Слышал я недавно, что какой-то современный помещик, чтобы слиться с народом, тоже стал носить русский костюм и повадился было в нем на сходки ходить; так крестьяне как завидят его, так говорят промеж себя: „Чего к нам этот ряженный таскается?» Да так ведь и не слился с народом помещик-то» («Зимние заметки о летних впечатлениях», 1863).

В 19 веке осталось незамеченным то обстоятельство, что в условиях господства установленной форменной одежды для сословий (в том числе дворянского) всякое отступление от официальных требований было знаком оппозиции властям и воспринималось ими как инакомыслие — будь то борода и усы в николаевское время или традиционный кафтан вместо сюртука и фрака (см. Пиджак), и требовало личного мужества ото всех, решившихся противостоять существующим правилам. Среди тех, кто «переоделись» первыми, несмотря на ироническое отношение А. И. Герцена, В. Г. Белинского, П. Я. Чаадаева к самой идее, называют А. С. Хомякова, С. П.Шевырева, К. С. Аксакова и других. В то же время И. С. Аксаков писал: «Мне собственно эти товары не нужны, я не люблю халатов и архалуков и предпочитаю европейское платье азиатскому, даже терлику» (письмо родителям от 7 апреля 1844).

Поделитесь этой записью

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.