ТАЛЬМА

«Анюте и Вере необходимы платья и башмаки. И у меня тальма совсем старая, ей уже шесть лет».

К. М. Станюкович. Грозный адмирал. 4. 1891.

Тальма — мужская или женская плащ-накидка без рукавов. Название по имени французского актера Франсуа Тальма. После его смерти в 1826 в периодике появились сообщения о различных деталях модного туалета a la Talma. Русские газеты и журналы откликнулись пространными статьями на кончину известного артиста и, естественно, перепечатывали материалы из парижских изданий о модных новинках в честь актера. В год смерти Тальма писали: «Дамы носят манжеты a la Talma — сии манжеты из двух рядов складочек — одного белого, другого черного и не спускаются на пальцы, но подняты в другую сторону» («Московский телеграф», 1826, № 20, с. 198). Мужчины начали носить галстук a la Talma, или трагический: «…он черный шелковый, носится только в трауре» (Описание сорока фасонов повязывать галстух, М., 1829, с. 86). Мужскую тальму шили из сукон, ее длина достигала колен. Женская тальма появилась значительно позже, видимо, в конце 1850-х годов, и материалы для нее использовались более разнообразные. В зависимости от сезона тальму делали из кружев, шелка, бархата, сукна и другого. Поставщица мехов ко двору великой княгини Александры Иосифовны — Ольга Ивановна Белкина поместила объявление о том, что «из лучшего натурального сибирского соболя полная и большая тальма стоит от 700 до 1700 рублей серебром» («Модный магазин», 1863, № 21, с. 257). Во 2-й половине 19 века тальма была так популярна, что чаще других женских нарядов упоминается в художественной литературе. Сначала дамские тальмы были столь же длинны, как и мужские, но к 1870-м годам заметно укоротились и опускались немного ниже талии. Особенно часто упоминается тальма в произведениях А. П. Чехова, например в пьесе «Чайка» (1896): «Нина! Нина! Это вы… вы… Я точно предчувствовал, весь день душа моя томилась ужасно (Снимает с нее шляпу и тальму)». Одной из первых исполнительниц роли Нины Заречной была актриса В. Ф. Комиссаржевская, об игре которой сохранилось довольно много воспоминаний, и одно из них имеет прямое отношение к тальме из чеховской ремарки: «Совсем иначе играла эту последнюю сцену В. Ф. Комиссаржевская. Она приходила, закутавшись в темный платок (кстати, нарушая этим — и правильно нарушая, ремарку самого Чехова о том, что Нина в тальме и шляпке: разве можно бродить с самого утра до глубокой ночи по пустым осенним полям и лугам, плакать на берегу „колдовского озера» — в шляпке?») (А. Бруштейн, Страницы прошлого, М., 1956, с. 100). Из пьесы мы знаем, что Нина предпочитала остаться неузнанной и выбрала для этого не шляпу с густой вуалью и тальму, которые могли бы полостью скрыть ее лицо и фигуру, а платок, оставляющий лицо открытым. Можно предположить, что отказ от чеховской ремарки был не только сознательным, но и по-своему мотивированным тем, что платок и тальма со шляпкой — два различных социальных знака. На открытое лицо женщины в платке те, от кого скрывается Нина — Комиссаржевская, смотреть не станут, а дама в тальме привлечет их внимание. Но и Чехов выбрал тальму в последнем действии для своей героини не случайно — для писателя это символ иного свойства. Для Чехова тальма была определенным психологическим знаком, отражающим внутреннее состояние героини, не изменившийся после пережитого характер. Чехову принадлежит высказывание: «Для того чтобы подчеркнуть бедность просительницы, не нужно тратить много слов, не нужно говорить о ее жалком несчастном виде, а следует только вскользь сказать, что она была в рыжей тальме» (Лазарев — Грузинский А. С., Воспоминания. А. П. Чехов в воспоминаниях современников, М., 1955, с. 122). В иерархии моды чеховского времени тальма считалась более престижной, значительной, нежели близкие ей по крою другие дамские наряды. Ставшая рыжей, то есть изменившая свой цвет от времени, тальма вырастает в деталь, обозначающую сложный спектр переживаний — бедность, но и стремление сохранить достоинство, внутренние связи с той средой, к которой принадлежала раньше. Писатель или драматург может передать свое ощущение и характеризовать сценический образ не только словами персонажа или его поступками, но и упоминанием различных деталей его пластического облика, которые способствуют пониманию авторского замысла. Для Чехова эти детали всегда были важны.

 

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.