СТАМЕД

«Полонез заиграет: губернатор в зеленом кафтане на красном стамеде, в алом камзоле, в большом парике, с кавалерией через плечо, к княгине подлетит, реверансы друг другу сделают и пойдут».

П. И. Мельников-Печерский. Старые годы. Глава 4. 1857.

 Cтамед (стамет) — шерстяная ткань саржевого переплетения, обычно красного цвета. Название восходит к латинскому stamen — ткацкая основа, от sto — стою. М. Фасмер указывает на несколько возможных посредников при усвоении этого названия  в русском языке: немецкое — Stamet, итальянское — stametto, французское — estamet, польское — sztamet (Этимологический словарь русского языка, т. 3, М., 1987, с. 744). Саржевое переплетение, которым выполнен стамед, известно многим народам очень давно, поэтому в ряде европейских языков название «стамед» восходит к одному и тому же источнику. На Руси стамед появился не позднее 2-й половины 16 века. Вот что рассказывает английский путешественник Джером Горсей, бывший очевидцем коронации Федора Ивановича в 1584: «По возвращении царя из церквей, под ноги ему клали золотую парчу, паперти церквей были покрыты бархатом, а подмостки между церквами — алым стаметом» (Записки о России. 16 — начало 17 в., М., 1990, с. 144). Н. М. Карамзин, хорошо знавший «Записки» Горсея, именно их имел в виду при описании коронации в «Истории государства Российского»: «Амвон, где сидел Государь с Митрополитом, — налой, где лежала утварь Царская и места для Духовенства были устланы бархатами, а помост церкви коврами Персидскими и красными сукнами Английскими. Одежды Вельмож, в особенности Годунова и князя Ивана Михайловича Глинского, сияли алмазами, яхонтами, жемчугом удивительной величины, так что иноземные писатели ценят их в миллионы» (История государства Российского, т. 10, гл. I, М., 1989, с. 12). Ясно, что «алый стамет» у Гopсея и «красные сукна Английские» у Карамзина — одна и та же ткань, покрывавшая помосты во время коронации. Нет сомнений, что Карамзин хорошо знал ткань под названием «стамед», поскольку упоминает его при описании, относящемся к 1790-м годам, костюма жительниц Берна в своих «Письмах русского путешественника» (М., 1980, с. 191): «Женщины носят желтые соломенные шляпы, красные стамедные корсеты с крючками и юбки темного цвета». Знал русский историк и о том, что в 16 — 17 веках тонко выделанные шерстяные ткани и сукна были только привозными — «аглицкими» из Англии, «ипрскими» из Фландрии и так далее. В России самостоятельное производство стамеда началось в 18 веке. В 1-й половине 19 века он еще не был забыт, о чем свидетельствует И. И. Панаев в своих «Литературных воспоминаниях» (М., 1988, с. 200): «Кетчер явился ко мне в черном плаще без воротника, подбитом красным стаметом, как дьявол в „Роберте», и с корзинкою, из которой торчала солома». Панаев вряд ли мог ошибиться в определении сорта ткани, так как не только слыл щеголем, но и вел раздел моды в журнале «Современник», в котором работал с 1847. Чуть позже, в годы создания повести «Старые годы» о событиях 18 века, П. И. Мельников-Печерский упоминает стамед, подчеркивая достоверность исторических описаний. И действительно, во 2-й половине 19 века ткань перестала производиться и так же, как и кармазин, сделалась в литературных произведениях своеобразным символом ушедшей эпохи.

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.