САРАФАН

Кормилица обыкновенно по будням носит толстую рубашку, ситцевый сарафан и ситцевую шапочку на голове, а по воскресеньям и праздникам — непременно камлотовый сарафан, обшитый галуном, кисейную рубашку и бархатный кокошник.

И. И. Панаев. Барышня. 1844.

Сарафан (сарафанец) — основной элемент русского женского национального костюма в виде длинного безрукавного платья, чаще всего на бретельках. В крое сарафана имеются значительные региональные особенности. Название принято считать производным от персидского serapa — почетная одежда. В первых упоминаниях сарафана в русской литературе речь идет о мужской одежде, что позволило И. И. Срезневскому дать сарафану следующее толкование: «Длинный мужской кафтан особого покроя» (Словарь древнерусского языка, т. 3, ч. 1, М., 1989, стлб. 262). Процитированные Срезневским тексты не дают представления собственно о крое сарафана, например: «А на государе было платья: опашень зуфь свътловишнева…, сарафанъ дороги яринной цвътъ съ вишневою обнизью» (там же, стлб. 263). В примерах, приведенных исследователем древнерусского языка, на которые опираются многие поколения ученых, речь обычно идет только о ткани сарафана, или сарафанца, — никаких упоминаний о крое или назначении этого вида одежды не имеется. Тем не менее существует устойчивое мнение, что до 2-й половины 17 века под сарафаном следует понимать мужскую одежду, позже сарафан стал упоминаться как женское платье, а о мужском сарафане как будто забыли. Есть основания считать, что сарафан, или сарафанец, в старинных летописях означал не крой или принадлежность к мужской одежде, а только качество ткани, из которой он сшит. Известно, что в 16 — 17 веках шелк, бархат, парча и другое ввозились в Россию, так как местного производства таких тканей не было. По этикету того времени было принято считать, что иноземные купцы привозят не товар на продажу, а дары ко двору великого государя, демонстрируя тем самым безусловное почтение. Вот что об этом рассказывает подьячий Посольского приказа Г. Котошихин, описывая события 1666 — 67: «А приехав те товары царю подносят они в дарах; а после того те товары ценят торговые люди, иноземцы и мастеры, по тамошней Турецкой оценке; а вместо того дается им соболми ж и рухлядью. И таких товаров на всякий год покупается множество, потому что боярам и иных чинов людем купити окромя царя никому волно, а в царскую казну приходят они якобы даром. … А которые товары подносят они царю, а в царскую казну те товары не годятся: и им те товары отдаются назад, и волно им продавати всякому чину людем» (О России в царствование Алексея Михайловича. Современное сочинение Григорья Кошихина, СПб., 1840, с. 117). В Москву приезжали купцы из многих стран, в том числе и из Персии. Возможно, предъявляемые ими товары они называли serapa, которое можно толковать как «с головы до ног», имея в виду дары, прежде всего дорогую ткань. Самое первое изображение сарафана относится к 1586. Во Франкфурте-на-Майне вышел альбом гравюр, составленный немецким художником Й. Амманом, в котором уроженка Московии в национальном наряде изображена со всеми стилистическими особенностями немецкой гравюры 16 века, но ее одежда, безусловно, несет особенные черты, отличающие русскую красавицу от жительниц Сиены, Феррары, Нюрнберга или уроженки польских земель. Очевидно, что гравюра выполнена по описаниям, и художник с наибольшей достоверностью передал не подробности и детали головного убора, а общий силуэт и пропорции костюма. Очевидно также, что на женщине надет сарафан с душегреей. И это подтверждает предположение, что конструкция сарафана явилась результатом развития прежде существовавших на Руси форм национальной одежды (Куфтин Б. А., Материальная культура русской мещеры, ч. 1. Женская одежда: рубаха, панева, сарафан, М., 1928, с. 113 — 17). Таким образом, сарафан в старинных летописях не означает ни покроя, ни принадлежности к мужской или женской одежде, а означает лишь особо дорогую, нарядную ткань для одежды. Для средневековья способность одежды обозначить национальную принадлежность была очень важна. Известно, что полученные в дар дорогие восточные кафтаны всегда подвергались так называемому второму крою. Все предметы царского гардероба несли в себе национальные черты за счет отделки, ее композиционного размещения, традиционного сочетания цветов и фактур. Название «сарафан» закрепилось, вероятно, сначала за функцией (особо нарядная дорогая одежда), а потом уже за кроем (безрукавное платье). Указы Петра I, запрещавшие ношение, производство и продажу русского платья, не распространялись на податные сословия, которые составляли большую часть населения России того времени. Совсем исчезли из обихода в петровское время лишь те виды традиционного костюма, которые были привилегией высших сословий. Сарафан же, как основной элемент женского костюма, сохранился, а это означает, что к началу 18 века он был устойчивой и развитой конструкцией. В. И. Даль приводит более двух десятков названий сарафана как по крою (однорядные, двурядные, закрытые, круглые, прямые, клинчатые, растегаи и другие), так и по материалу (холщевики, крашенники, стамедники, ситцевики, суконники, кумачники, пестрядинники и другие; Толковый словарь живого великорусского языка, т. IV, М., 1980, с. 138).

Сарафан. Неизвестный художник. Портрет Н. В. Оболенской-Нелединской-Мелецкой. Середина 19 века. Русский музей. Санкт-Петербург.

Сарафан. Неизвестный художник. Портрет Н. В. Оболенской-Нелединской-Мелецкой. Середина 19 века. Русский музей. Санкт-Петербург.

Примечательно постепенное возвращение сарафана в бытовую культуру русского дворянства. Первой обратила внимание на необходимость особого национального костюма, который бы отличался от модного европейского платья, Екатерина II, принимавшая в «русском» платье австралийского императора Иосифа II, а затем интересовавшаяся у своего парижского корреспондента Гримма, не стал ли Париж одеваться «по царице» (Коршунова Т. Т., Костюм в России XVIII — начала XX в. из собрания Государственного Эрмитажа, Л., 1979, с. 11). Однако до 1812 ношение русского костюма не было частым явлением в российской действительности. Но вот с началом Отечественной войны 1812: «Дамы отказались от французского языка. Многие из них почти все оделись в сарафаны, надели кокошник и повязки; поглядевшись в зеркало, нашли, что наряд сей к ним очень пристал, и не скоро с ним расстались» (Вигель Ф. Ф., Записки, т. 2, М., 1928, с. 21). Во времена правления Николая I появился «дамский мундир»: «В дни больших праздников и особых торжеств богослужение отправлялось в большой церкви Зимнего дворца; в таких случаях мужчины были в парадной форме, при орденах, а дамы в придворных костюмах, то есть в повойниках и сарафанах с треном, расшитым золотом, производивших очень величественное впечатление» (Тютчева А. Ф., При дворе двух императоров. Воспоминание-дневник, ч. I, М., 1928, с. 99). Придворный наряд, получивший название «русского платья», был введен законом 27 февраля 1834. Золотое или серебряное шитье каждого платья соответствовало шитью на мундирах придворных чинов. Платье гофмейстерины — малиновое, а статс-дам и камер-фрейлин — зеленые; фрейлин — пунцовые. Фрейлины великих княгинь носили платья такого же цвета, как и фрейлины царицы, но с серебряным шитьем. Фрейлинам великих княжон полагалось носить платье светло-синего бархата. Головной убор замужних женщин — повойник или кокошник, а у девиц — повязка с белой вуалью. Из цветного бархата должно было быть сшито верхнее распашное платье с откидными рукавами, которое трудно назвать «сарафан». Сильно затянутое в талии по моде начала 1830-х годов, оно открывало нижнее, обязательно белое платье, относительно ткани которого никаких специальных распоряжений не было. В выборе белой материи для него дамы могли позволить себе проявить личный вкус (дамы из царской семьи носили серебряную парчу). Такой костюм появился все же раньше публикации правительственного указа. Вот что рассказывают очевидцы событий: «В 26-м году был 1-го генваря бал с мужиками, в их числе, конечно, было более половины петербургских мещан. Государыня была в сарафане и в повойнике и все фрейлины тоже. Мужчины в полной форме, шляпа с перьями» (Смирнова-Россет А. О., Дневник. Воспоминания, М., 1989, с. 173). Таким образом, становится ясным, что в 1834 было узаконено уже существовавшее правило. Следует только заметить, что всякая попытка мужчин уклониться от мундирного костюма и интерес к традиционной одежде, которую начали носить славянофилы, вызывали бурное раздражение двора. Женщинам же платье в «русском стиле» было навязано. Придворное платье женщин «приписывало» их (согласно неписаным законам) к определенным чинам, должностям, в соответствии с которыми они и вели себя. Известно, что дамы, не имевшие придворных должностей, тоже стремились носить одежды в этом стиле на придворных балах и приемах, но прав на шитье и узаконенные цвета у них не было. Сохранилось описание платья Евдокии Ростопчиной, выбранное для посещения Зимнего дворца, дабы попытаться восстановить отношения с двором (Ростопчина Е. П., Счастливая женщина. Литературные сочинения, М., 1991, с. 408).

Если придворный головной убор позволяет определить семейное положение женщины, шитье и цвет сарафана — придворную должность, то можно использовать эти сведения для установления изображенного лица и ориентироваться во времени написания портрета. «Офранцуженный сарафан», как его называли современники (Дивов П. Г., Дневник, «Русская старина», 1900, № 4, с. 136), сохранялся без изменений до 1917. В целом же в городской культуре 19 веке сарафан существовал как поэтический образ, чем можно объяснить частое упоминание его в городских романсах того времени. В крестьянском быту сарафан непрерывно менялся под влиянием распространения в деревне фабричных тканей, появления новых видов трудовой деятельности. К началу 20 века сарафан становится экспонатом художественных выставок, что является верным признаком исчезновения традиционного костюма из повседневной жизни и стремления оценить его как художественное явление. Это обстоятельство незамедлительно было отмечено деятелями культуры: «Десяток костюмов, являющихся самым отрадным, что есть на выставке, взят из музеев, в народе их более нет. Нет праздничных одежд, нет, следовательно и праздника» (Бенуа А. Н., О кустарной выставке, «Мир искусства», 1902, т. 7, с. 48). Политические события, происходившие после 1917, не способствовали сохранению и развитию традиционных художественных ремесел — сарафан исчез из бытового употребления и превратился в стилизованный сценический костюм. Попытки возрождения древнего искусства костюма в 20 веке связаны с усилиями художников. С 1920-х годов название старинного женского костюма перешло на любое женское платье без рукавов.

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.