ПАНТАЛОНЫ

Левин же между тем в панталонах, но без жилета и фрака ходил взад и вперед по своему нумеру, беспрестанно высовываясь в дверь и оглядывая коридор.

Л. Н. Толстой. Анна Каренина. Часть пятая, III. 1873-77.

Панталоны – длинные мужские штаны; женское белье из ткани или трикотажа различной длины и с разнообразной отделкой (кружево, вышивка). Название от французского pantalon – брюки, женское трико, восходящего к имени персонажа итальянской комедии дель арте Панталоне (Pantalone, Pantalеone), костюм которого включал широкие штаны. Мужские панталоны были введены в моду во Франции в конце 18 века вскоре после Великой французской революции 1789-94  так называемыми инкруайблями («incroyables») – «невероятными». Отказавшись от привилегии дворянина носить короткие штаны – кюлоты, они заимствовали некоторые элементы костюма простонародья, продемонстрировав тем самым, что истинный аристократ умеет носить любую одежду во всех ситуациях с равным изяществом. Мода нашла своих подражателей во многих странах, в том числе в России, где длинные штаны и ранее являлись традиционным элементом русского мужского костюма. Но уже к 1803 панталоны исчезли из гардероба щеголей: «Из молодых людей, только те, которые не умеют одеваться, употребляют еще панталоны» («Московский Меркурий», 1803, ч. II, с. 144). Причина этого кроется, скорее всего, в чрезмерное идеологизации одежды в годы Великой французской революции: изменения в политической ситуации тут же сказывались на предпочтении той или иной детали костюма или стимулировали отказ от них. Любопытная зарисовка из парижской жизни тех лет появилась в «Вестнике Европы», издаваемом тогда Н. М. Карамзиным: «Имя гражданин почти не употребляется; даже и ремесленники, даже рыбные торговки говорят всякому хорошо одетому человеку Monsieur! Только в Судах и на письмах остаются еще республиканские названия» (1802, № 1, с. 64). Лишь к концу 1810-х годов в моду вновь входят панталоны поверх сапог (до этого их заправляли в сапоги, а на балах носили кюлоты). Общеизвестны пушкинские строки из романа «Евгений Онегин» (1823): «Но панталоны, фрак, жилет, / Всех этих слов на русском нет», свидетельствующие о том, что в начале 1820-х годов название еще не было привычным. Длинные штаны, заправленные в сапоги, сохранились, но носить панталоны навыпуск в Европе начали предлагать 1819, когда в периодике стали появляться гравюры с изображением молодых щеголей в довольно коротких (не достигающих щиколотки) штанах преимущественно белого цвета. В России, где большая часть дворянства принадлежала к военному сословию, длина мужских штанов не являлась социальным знаком, как во Франции, большее значение имел цвет (Лотман Ю. М., Роман А. С. Пушкина «Евгений Онегин», Комментарий, Л., 1983, с. 155-57). Действительно, белые штаны навыпуск ассоциировались с крестьянскими портами. «На большом лугу против моего окна около 150 мужчин в белых льняных рубахах т штанах (это не выдумка, штаны действительно белые), а рубах подпоясаны цветным поясом и вышиты поп подолу ярко-красной нитью» (Письма сестер М. и К. Вильмот из России, М., 1987, с. 277). Существует несколько версий о времени появления длинных штанов поверх сапог, свидетельствующих о том, что в России мода на белые панталоны, и вообще на штаны навыпуск, прижилась на несколько лет позже, чем в других европейских странах. Д. Н. Свербеев рассказывает о том, что его не впустили в дом к Марье Васильевне Ермоловой в белых панталонах в 1819, а хозяйка впоследствии высказалась: «„Вы, мои голубчики, мышиные жеребчики». — „Как, бабушка, что такое!» — „Да так, батюшка, — все вы модники“» (Записки, т. 1, М., 1899, с. 196). Более точной кажется дата, названная В. П. Бурнашевым в книге, изданной под псевдонимом Касьян Касьянов: «В 21-м и 22-м годах начали изредка появляться нынешние брюки сверх сапогов со штрипками и черные атласные галстуки с бриллиантовыми булавками. Это называлось американскою модою» (Наши чудодеи. Летопись чудачеств и эксцентричностей всякого рода, СПб., 1875, с. 207). Другой автор указывает на английского герцога А. У. Веллингтона, способствовавшего широкому признанию этой моды: «Существующего вида брюки сверх сапогов первый ввел в Петербурге герцог Велингтон, генералиссимус союзных войск и русский фельдмаршал. Брюки носились со штрипками; называли их тогда ,,веллингтонами“» (Пыляев М. И., Старое житье, СПб., 1897, с. 104). Популярность герцога Веллингтона в России была очень велика, особенно после битвы при Ватерлоо (1815), и пример высокорожденного иностранца помог сломить бытовавшие предубеждения. Почти одновременно с названием «панталоны » распространялось и другое — брюки, поэтому все изменения моды, правила ношения до 1890-х гг. в равной степени относятся и к панталонам и к брюкам. С момента своего появления панталоны были очень узки и первоначально довольно коротки, но если в 1819 они еще не достигали щиколотки, то к концу 1820-х годов уже закрывали башмаки. В 1830-е года в моду входят клетчатые панталоны, своеобразное отражение увлечений историческими романами В. Скотта (см. Экосез). И. И. Панаев приписывает распространение новой моды в России себе и, вероятно, он прав, ибо имел репутацию знаменитого петербургского щеголя: «Однажды я приехал в департамент в вицмундире и в пестрых клетчатых панталонах, которые только что показались в Петербурге. Я надел такие панталоны один из первых и хотел щегольнуть ими перед всем департаментом. Эффект, произведенный моими панталонами, был свыше моего ожидания. Когда я проходил мимо ряда комнат в свое отделение, чиновники штатные и нештатные бросали свои занятия, улыбаясь, толкали друг друга и показывали на меня. Этого мало. Многие столоначальники и даже начальники отделения приходили в мое отделение посмотреть на меня; некоторые из них подходили ко мне и говорили: „Позвольте полюбопытствовать, что это на вас за панталоны?» — и дотрагивались до них. А один из столоначальников — юморист — заметил: „Да они, кажется, из той самой материи, из которой кухарки делают себе передники»» (Панаев И. И., Литературные воспоминания, СПб., 1888, с. 36). Эпизод из жизни писателя полностью вошел в повесть «Дочь чиновного человека» (1839): «„Чиновник, который недавно определился к нам-с, без жалованья-с,— изволили слышать? — из ученых, в университете обучался и собственный экипаж имеет…» — „Знаю, знаю». — „Так он вчерашнего дня приехал в департамент позже одиннадцати часов и, с позволения сказать, в клетчатых брюках, в таких вот, что простые женщины на передниках носят, пресмешные-с“». К середине 19 в. клетчатые панталоны распространились очень широко, но в среде интеллигенции считались крайне вульгарными. К. С. Станиславский отмечал, что А. П. Чехов считал уместным играть роль Тригорина из «Чайки» в клетчатых штанах и дырявых башмаках, а не в элегантном костюме: «Прошел год и больше. Я снова играл роль Тригорина в „Чайке» и вдруг, во время одного из спектаклей меня осенило: „Конечно, именно дырявые башмаки и клетчатые брюки, и вовсе не красавчик! В этом-то и драма, что для молоденьких девушек важно, чтобы человек был писателем, печатал трогательные повести, — и тогда Нины Заречные, одна за другой, будут бросаться ему на шею, не замечая того, что он не значителен как человек, и не красив, и в клетчатых брюках, и в дырявых башмаках»» (Станиславский К. С., Моя жизнь в искусстве, М., 1983, с. 234). Предубеждение к клетчатым панталонам долго сохранялось в русском обществе, в них видели знак дурного вкуса, агрессивности, чужеродности. У М. А. Булгакова герою является во сне «маленького роста кошмар в брюках в крупную клетку» («Белая гвардия», 1923-24). После Октябрьской революции 1917 обстоятельства вынуждали людей забыть о прежних требованиях к своему внешнему виду, и в литературной среде снова явились клетчатые панталоны, которые прозвали «двухстопным пястом». «В те дни одевались самым невероятным образом. Поэт Пяст, например, всю зиму носил канотье и светлые клетчатые брюки» (Одоевцева И., На берегах Невы, М., 1988, с. 57). В 20 в. Клетчатые штаны время от времени рекомендовались модными журналами как одежда для спорта и отдыха. В России во 2-й половине 1980-х годов стали своеобразным символом некоторых молодежных групп.

Женские панталоны 19 века обычно скрыты длинным платьем у девиц, достигших брачного возраста, а у девочек до 14 лет обычно видны из-под более короткой, чем у взрослых, юбки. В групповых портретах и жанровых композициях, особенно 1-й половины 19 века, можно увидеть обшитые кружевами края панталон, свидетельствующие о том, что перед нами девочка-подросток. По мере того как название «панталоны» во 2-й половине 19 века стало вытесняться словом брюки, под панталонами стали подразумевать только интимную часть туалета, говорить о которой не было принято. Соответственно изменились фасон, тип ткани и отделки, тонкий батист при этом со временем уступил место трикотажу.

Поделитесь этой записью

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.