МУРМОЛКА

Проезжий привязал лошадь к дереву. Он был высокого роста и, казалось, молод. Месяц играл на запонках его однорядки. Золотые кисти мурмолки болтались по плечам.

А. К. Толстой. Князь Серебряный. Глава 3. 1862.

Мурмолка — мужская шапка с высокой, суживающейся кверху тульей, с отворотами или без них. Происхождение названия остается неясным, хотя, возможно, М. является результатом ассимиляции названия другого головного убора — ермолки (Фасмер М., Этимологический словарь русского языка, М., т. 3, 1987, с. 13). Интересно, что Фасмер определяет мурмолку как «вид шапки в сказках и песнях». Действительно, мурмолка упоминается только в литературных произведениях, чаще всего писателей 19 в., но в 16 — 17 вв. это был распространенный вид мужского головного убора у разных сословий. Богатые мурмолки шили из парчи и бархата, а меховые отвороты пристегивали драгоценными аграфами. А. К. Толстой в романе «Князь Серебряный» несколько раз упоминает мурмолку: «Голову князя покрывала белая парчовая мурмолка с гибким алмазным пером». Мурмолки попроще были из сукна, без дорогих украшений и даже без отворотов. С появлением одежды европ. образца мурмолка вышла из обихода, но в 19 в. вновь появилась сначала на страницах романов, а чуть позже — и в среде писателей-славянофилов. «Во всей России, кроме славянофилов, никто не носит мурмолок. А К. Аксаков оделся так национально, что народ на улицах принимал его за персианина, как рассказывал, шутя, Чаадаев» (А. И. Герцен, Былое и думы, 1855 — 68). Упоминание о «персидском костюме» заставляет думать, что речь идет о мурмолке без отворотов. Такие шапки под названием «мурмолка» продолжали носить в Псковской и Новгородской губерниях и в 19 в.

Мурмолка. «Русское посольство З. И. Сугорского к императору Максимилиану II». Гравюра. 16 в. Фрагмент.

Мурмолка. «Русское посольство З. И. Сугорского к императору Максимилиану II». Гравюра. 16 в. Фрагмент.

Восприятие же традиционного рус. костюма как восточного встречается в литературе достаточно часто. Франц. путешественник маркиз де Кюстин, посетивший Россию в 1839, так описал один из балов с «мужиками»: «В Петергофский дворец были допущены в этот день, наряду с двором, купцы и крестьяне. Они провели там весь вечер, смешиваясь с толпою царедворцев, и некоторых из них, людей с бородами и в национальных «персидских» кафтанах, император удостоил нескольких благосклонных слов» (Николаевская эпоха. Воспоминания французского путешественника маркиза де Кюстина, М., 1910, с. 52 — 54). Балы со всеми сословиями, в т. ч. с купцами и крестьянами, устраивались при дворе дважды в год — 1 января в Петербурге, а 22 июля (в день тезоименитства императрицы) в Петергофе. Записки де Кюстина в России были запрещены, так как не были славословием в адрес Николая I, как желал двор, а носили обличительный характер. Тем не менее работа де Кюстина была известна по франц. оригиналу, и едва представилась возможность, как извлечения из нее в 1910 были опубликованы. Именно по первому изданию на рус. языке и цитировано высказывание де Кюстина. Шапка мурмолка стала обязательной деталью для всех, кто хотел выразить свою приверженность старым традициям, но уже во 2-й пол. 19 в. мурмолка утратила свое значение символа культурной ориентации, появились другие, напр. рубашка-косоворотка. 

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.