МАНИШКА

Из-под нанкового жилета торчала манишка, вся скомканная, запачканная и залитая. Лицо было выбрито, по-чиновничьи, но давно уже, так что уже густо начала выступать сизая щетина.

Ф. М. Достоевский. Преступление и наказание. Часть первая, II. 1866.

Манишка — съемная или пришитая нагрудная вставка на мужскую рубашку или женское платье. Происхождение названия остается неясным, так как итал. manica — рукав — из-за несовпадения формы и назначения этих двух предметов представляется этимологам сомнительной в качестве источника рус. слова (Фасмер М., Этимологический словарь русского языка, т. 2, М., 1986, с. 569). О. Н. Трубачев при подготовке словаря Фасмера к изданию сделал добавление, обратив внимание на толкование этого слова от исконно русского «манить», предложенное авторами «Краткого этимологического словаря русского языка» (Шанский H. М., Иванов В. В., Шанская Т. В., М., 1971, с. 255). Съемные детали одежды бытовали в рус. быту допетровского времени (козырь, вошвы), но манишка появляется только в 18 в., первоначально как деталь мужского костюма и только с сер. 19 в. — женского. Съемными, пристегивающимися, манишки стали не сразу. В 18 в. в них не было потребности — рубашки с манишкой носили только аристократы. По мере общей демократизации моды, наступившей в 19 в., круг людей, носящих безупречно белое белье, расширился. Те же, кто не мог обзавестись достаточным количеством белых рубашек, необходимых для форменной одежды, прибегали к разным ухищрениям. Одним из них стали съемные манишки, воротнички, манжеты.

В чиновничьей среде появилось название «гаврилка» — так называли пристегивающуюся манишку, без к-рой нельзя было обойтись, будучи одетым в мундирный сюртук. К фраку требовалась рубашка особого фрачного покроя с «двойной» грудью. Так как название родилось в период мундирных сюртуков, то время их появления, скорее всего, относится ко 2-й пол. 1850-х гг. Другое название таких манишек — «дешевая роскошь» — встречается лишь в многочисленных «историях костюма» и, надо полагать, хождения в среде рус. чиновничества не имело. Дорогие рубашки шили из тонкого голл. полотна, тонкого пике, а изделия подешевле — из простых тканей. «Манишки коленкоровые — великолепнейшие» у Мармеладова из романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» свидетельствуют о невероятной бедности этого семейства, особенно заметной в сравнении с «пол-дюжиной голландских рубах», к-рые жена Мармеладова сшила для статского советника Клопштока. С кон. 19 в. съемные манишки стали более популярны и их начали носить вполне обеспеченные люди, правда, называя их на франц. лад «пластрон». Отчасти распространение нового названия следует связывать с тем, что манишки прочно вошли в женский костюм. Для дамских платьев, блузок или начавших входить в моду костюмов (юбка и жакет) манишки были из самых разнообразных тканей, кружев, и украшением им служили не только пуговицы, как на мужских рубашках, но и вышивка, рюши и др. После 1917 мужские манишки сами собой забылись, а женские существуют и ныне, причем их уже ни к чему не пристегивают, а надевают под жакет кружевной или расшитый нагрудник со спинкой из простой ткани или капрона, крепящейся на талии. Правда, манишки стали своеобразным символом пожилого возраста, так как последние несколько десятилетий их не предлагают модные журналы, а поэтому манишки не носят молодые женщины. 

Поделитесь этой записью

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.