МАНЕКЕНЩИЦА

Она кончила гимназию и служила манекенщицей в огромном модном магазине.

А. Серафимович. Странная ночь. 1906.

Манекенщица — женщина, демонстрирующая новые образцы одежды в магазине или в специальных учреждениях, разрабатывающих их, — в Домах моделей, на фабриках готовой одежды, в ателье высшего разряда и др. Название происходит от франц. слова mannequin — манекен, восходящего к голл. mannekijn — человечек. Деревянная болванка — манекен была хорошо известна в портновском деле, но производное от него слово, приспособленное к рус. языку и относящееся к «живому» манекену, появилось в сер. 19 в. — его ввел в оборот ок. 1860 один из журналистов, описывавших демонстрации новых моделей в салоне парижского портного Ч. Ворта (Garland M., Fashion, a picture guide to its creators and créations, L, 1962, p. 137). В этих описаниях упомянуто имя первой манекенщицы — жены самого Ворта — Мари. Впоследствии многие известные модельеры прибегали к помощи своих жен, показывавших модели именно так, как хотелось их создателю. Такой манекенщицей, напр., была Дениз — жена не менее знаменитого, чем Ворт, П. Пуаре. Он также первым в 1912 организовал группу манекенщиц из девяти человек для турне по Европе, побывав с ними почти во всех столицах, включая Петербург и Москву. В 1925 Ж. Пату при помощи издательницы журнала «Vogue», в к-ром в 1920-е гг. работали многие рус. художники (Б. Григорьев, Эрте и др.), отобрал в Филадельфии (США) для демонстрации спортивной одежды несколько молодых дам, высоких и худощавых, чем и определил те основные требования, к-рые в 20 в. стали предъявляться к манекенщицам. В России уже в 1870-е гг. по примеру зарубежных крупных магазинов и салонов стали пользоваться услугами привлекательных работниц для демонстрации модного платья. Однако практика использования «живых моделей» существовала в России много раньше, причем ими могли быть не только женщины. Так, в кон. 1820-х гг. по Невскому проспекту в Петербурге регулярно прогуливались два молодых человека, специально нанятые известным портным Ручем и одетые в сшитое им платье. Их язык — смесь французского с нижегородским — забавлял публику, и они стали достопримечательностью Невского. Слава же самого Руча росла, он стал одним из немногих петербургских знаменитостей, чье имя не нуждалось в специальных рекламных публикациях газет и журналов, но зато часто упоминалось в художественной и мемуарной литературе (Пыляев М. И., Замечательные чудаки и оригиналы, СПб., 1898, с. 397).

Манекенщица. Г. Б. Якулов. Афиша «Кафе Питтореск». Фанера, масло. 1917. Третьяковская галерея. Москва.

Манекенщица. Г. Б. Якулов. Афиша «Кафе Питтореск». Фанера, масло. 1917. Третьяковская галерея. Москва.

После 1917 одной из первых манекенщиц стала Н. Ю. Шифф, жена художника Г. Якулова, портрет ее хорошо известен по афише «Кафе Питтореск» (1917). Это кафе размещалось в Москве по адресу Кузнецкий мост, 5, поблизости от к-рого Шифф жила с 1911 по 1914 со своим первым мужем — инженером, а затем перебралась в 1917 на улицу Большая Садовая, 10, где и познакомилась с Якуловым (Вся Москва на 1912, с. 590; Вся Москва на 1915, с. 559; Вся Москва на 1917, с. 549). Эти обстоятельства жизни Шифф особенно интересны, так как дом, где она обосновалась, стал впоследствии хорошо известен, поскольку в нем в нач. 1920-х гг. жил М. А. Булгаков, и именно там разворачиваются события его романа «Мастер и Маргарита». Вполне возможно, что писателю была знакома экзотическая внешность этой женщины с пышными рыжими волосами и ослепительно белой кожей, к-рая, по воспоминаниям очевидцев, нередко «перекрикивалась», высунувшись из окна своей квартиры (№ 19), с Якуловым, мастерская к-рого находилась во дворе этого же дома (№ 38). Облик рыжеволосой Геллы из компании Воланда в романе «Мастер и Маргарита», пытавшейся через окно пробраться в кабинет финдиректора Римского, вполне мог быть навеян воспоминаниями о внешности и манере поведения Шифф. Подобно Шифф, многие женщины, утратившие в 1917 свое материальное благополучие, были вынуждены зарабатывать на жизнь шитьем, обладая приобретенными еще в кон. 1900-х гг. (когда отказались от корсетов и сложных подкройных деталей) навыками и умением не без определенного артистизма моделировать самостоятельно модные туалеты. Они, как правило, создавали именно идею платья, драпируя ткань на фигуре при помощи булавок, а кроили и шили его мастерицы. Шифф славилась тем, что иногда являлась на дружеские вечеринки в мастерской мужа в еще не сшитом, а только скрепленном булавками платье, к-рое могло расколоться в самый неподходящий момент. Она была знаменита своим умением выглядеть в таких драпировках очень стильно. Ради скудных заработков ей приходилось время от времени публично демонстрировать платья, как свои собственные, так и те, что продавали в многочисленных магазинчиках Москвы. Многие знаменитые посетители мастерской Якулова знали его жену очень хорошо, но в мемуарной литературе ее имя не упоминается — она была арестована, а после смерти Якулова всеми забыта, хотя оставалась жить в своей квартире, где сохранила одну только комнату (с окном на мастерскую мужа), до самой своей смерти в 1970. В 1920-е гг. существовал спрос на манекенщиц, и это давало работу женщинам с красивой внешностью, к тому же известным (демонстрацией моделей занималась актриса Хохлова); нередко они, как и Шифф, сочетали ее с работой художника-модельера (напр., актриса немого кино А. А. Судакевич). С организацией первого Дома моделей в Москве в 1934 появилась официальная должность манекенщицы

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.