КАНЗУ

КАНЗУ

Платье это не совсем доходило до плеч и, сверх того, сползало немножко, отчего самые плечики и шейка полненькой Пелагеи Власьевны казались даже сквозь кисейное канзу «снежными глыбами, зарумяненными первым лучом любви».

В. А. Вонлярлярский. Большая барыня 1852.

Канзу (канезу) — косынка больших размеров из легкой ткани или кружев, к-рую носили перекрестив концы на груди и завязывая их на талии. Название от франц. canesou или canezou — короткая кофточка. В отечественных работах по истории западноевроп. костюма довольно часто встречается написание «канезу», к-рое, однако, не употреблялось в литературной речи и словарях, т. к. транслитерация франц. слов в рус. литературной речи использовалась лишь с целью подчеркнуть комичность ситуации, претенциозность персонажей. Канзу в значении «большая косынка» (маленькая, концы к-рой убирались в вырез платья, называлась «фишю» — от франц. fichu — косынка) получила распространение в нач. 19 в. (до того термин означал коротенькую кофточку, прикрывавшую большой вырез платья). Любопытно описание, приведенное «Московским телеграфом» за 1827 (№ 13, с. 23): «Многие косынки (фишю) ныне сходны с канезу: у них те же лацканы, тот-же рюш, такое же количество складок на груди и спине. Разница в том, что они не охватывают рук и укреплены под пояс только спереди и сзади». Заметим, что франц. язык редактора этого журнала Н. А. Полевого был «притчей во языцах» в рус. обществе 1820 — 30-х гг. — отсюда и такое написание термина «канезу». Обретение термином значения «косынка», вероятно, было связано с потребностью различать при описании новинок фасонов канзу от шемизетки, изготовлявшейся также из тонких тканей, кружев, отделывавшейся вышивкой, но надевавшейся под платье т. о., что нарядные концы рукавов, верхняя и передняя части ее были видны и украшали наряд дамы. Хотя главное назначение канзу — скрыть слишком большой вырез платья, на деле полупрозрачный его материал привлекал (как некогда мушка) нескромные взоры, помогая даме соблюсти приличие и быть откровенно кокетливой. После «нагой» моды нач. 19 в. (см. Туника) общественное мнение было довольно строгим к соблюдению внешних приличий, но прелестницы разного возраста умели обойти с помощью ухищрений моды все препятствия, возникавшие на их пути.

Канзу. К. А. Сомов. «Дама в голубом» (портрет Е. М. Мартыновой). 1897 — 1900. Третьяковская галерея. Москва.

Канзу. К. А. Сомов. «Дама в голубом» (портрет Е. М. Мартыновой). 1897 — 1900. Третьяковская галерея. Москва.

Существовали разнообразные фасоны канзу, отличавшиеся формой, отделкой. Канзу под названием «Леонтина» сильно открывало шею («Молва», 1832, № 4, с. 160). Канзу «Камарго» с особо нарядной отделкой имело сложную конфигурацию, т. е. в развернутом виде представляло собой не строгий треугольник (как обычная косынка), а семиконечную форму, четыре конца к-рой, спускаясь с плеч, приходились на руки. «Появился новейший и нарядный фасон канзу, названный à la Camargo; новость состоит особенно в том, что все имеет какую-то отделку, или сборку и соединяется у корсажа» («Молва», 1833, № 111, с. 441). Возможно, последней модной моделью канзу была «Мария-Антуанетта», отделанная кружевами, скрещенная спереди и завязанная сзади («Модный магазин», 1863, № 3, с. 37). Е. П. Штейнгель, дочь М. Ф. Каменской и внучка скульптора Ф. П. Толстого, родившаяся в 1850, так описывает наряд своей матери (Каменская М., Воспоминания, М., 1991, с. 325): «И действительно, мама была удивительно хороша: высокая, стройная, в бледно-лиловом шелковом платье, с косынкой Marie-Antoinette (как тогда носили) на плечах и темно-красных гранатовых цветах в прическе». Канзу вышло из моды во 2-й пол. 19 в., перестав упоминаться в обзорах периодики. Стилизованные изображения канзу можно встретить в произведениях рус. живописи рубежа 19 — 20 вв. как дань увлечения прошедшей эпохой. 

Поделитесь этой записью

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.