КАЦАВЕЙКА

Хотела я из своей кацавейки жилетку скроить: куда! и половины не выходит.

Н. А. Некрасов. Двадцать пять рублей. 1841.

Кацавейка (куцавейка) — женская короткая утепленная кофта. Происхождение названия остается неясным. Интересна судьба слова «кацавейка» в рус. культуре. Оно появилось в словарях только с 1908, хотя в художественных текстах встречается много раньше, и не только у Н. А. Некрасова, но и у И. А. Гончарова («Обрыв»), Л. Н. Толстого («Война и мир»). Описания и толкования кацавейки говорят о несомненном сходстве с другими видами женской одежды — шугаем, душегреей и пр. Называние одного и того же предмета разными словами, в зависимости от социальной принадлежности говорящего, — достаточно частое явление в языке. По-видимому, предпочтение слову «кацавейка» отдавали люди, оторвавшиеся от крестьянского быта, но сохранившие нек-рые привычные и удобные в быту вещи. Употребляли название «кацавейка» и в дворянском быту, в тех кругах, к-рые не были чужды интереса к традиционной культуре. Причем свидетельством этому являются не только уже упомянутые литературные произведения, но и мемуары. Описывая события 1828, А. П. Керн пишет: «Там мы долго прождали молодых, долго прогуливаясь по освещенным комнатам, тоже весьма холодным, отчего я, несмотря на важность лица, мною представляемого (посаженной матери), оставалась, как ехала, в кацавейке, и это подало повод Пушкину сказать, что я похожа на царицу Ольгу» (Керн А. П., Воспоминания. Дневники. Переписка, М., 1974, с. 54). В упомянутом выше рассказе Некрасова просторная кацавейка оказывается недостаточной для того, чтобы сшить жилет, тем самым подчеркивается необыкновенная толщина главного персонажа. Это означает также, что читатели хорошо представляли, как выглядит кацавейка, и могли уловить авторскую интонацию. Такой прием был широко распространен в рус. бытовой культуре и отражен в художественной литературе прошлого века, когда из какого-нибудь предмета одежды предлагается сделать заранее невозможное. У А. Н. Островского, напр., — «из шляпки бурнус сделать» («Светит, да не греет», 1881). Это свидетельствует об общности предметного мира писателя и читателя, т. к. ирония могла быть понята только при одинаковом восприятии реалий. 

Поделитесь этой записью

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.