ГОРОХОВЫЙ ЦВЕТ

«Знаешь ли. кто это был? — сказал один другому: — Это Б., сочинитель». «Сочинитель!» — воскликнул я невольно — и, оставя журнал недочитанным и чашку недопитою, побежал расплачиваться и, не дождавшися сдачи, выбежал на улицу. Смотря во все стороны, увидел я издали гороховую шинель и пустился за нею по Невскому проспекту — только что не бегом.

А. С. Пушкин. История села Горюхина. 1830.

Гороховый цвет — образное название серо- или грязно-желтого цвета. Происхождение термина от слав, названия растения горох сомнений у специалистов не вызывает. Гораздо более сложным оказывается происхождение выражений «гороховая шинель» или «гороховое пальто». В «сочинителе Б.» из повести «История села Горюхина» А. С. Пушкина современники узнали Ф. Булгарина, имевшего репутацию доносчика и полицейского осведомителя. Еще в 1935 появилась работа, в к-рой подробно рассматривается личность Булгарина как прототипа пушкинской повести (Лернер Н. О., Пушкино-логические этюды, в сб.: Звенья, т. V, М.—Л., 1935, с. 162—63). В дальнейшем Н. С. Ашукин и М. Г. Ашукина включили выражение «гороховое пальто» в свою работу «Крылатые слова» (М., 1987), обратив внимание читателей на то, что М. Е. Салтыков-Щедрин в «Современной идиллии» сделал следующее примечание: «Гороховое пальто — род мундира, который, по слухам, одно время был присвоен собирателям статистики». Ашукины буквально поняли выражение «собиратели статистики» и привели такое толкование: «Собирателями статистики Салтыков называет агентов охранки, собиравших сведения о порученных их наблюдению лицах» (там же, с. 85). Если исходить из того, что в 19 в. хорошо знали, кого имел в виду Пушкин под «сочинителем Б.», то следует думать, что это, по-видимому, знал и Салтыков-Щедрин. Это позволяет предположить, что в «собирателях статистики» скрыт намек на Булгарина и Н. Греча. С 1822 в Петербурге издавался журнал «Северный архив. Журнал древностей и новостей по части истории, статистики, путешествий, правоведения и нравов», издателями к-рого были Булгарин и Греч. Но это никак не объясняет того, почему именно гороховый цвет приобрел скрытое значение. Естественно было допустить, что этот цвет был предписан для изготовления мундиров или шинелей соответствующим службам. Такое предположение не лишено основания хотя бы потому, что жандармов в России во времена Пушкина называли «голубыми штанами». Это подтверждается и правительственными постановлениями о цвете форменной одежды и мемуарами. Вот что пишет современница Н. В. Гоголя А. О. Смирнова-Россет: «Я отвечала: «С тех пор, как императрица мне мигнет, чтобы я адресовалась императору, и с тех пор, как я читала произведения Гоголя, которых вы не знаете, потому что вы грубый неуч и книг не читаете; кроме гнусных сплетен ваших голубых штанов»» (Дневник. Воспоминания, М., 1989, с. 61). Мемуаристка обратилась с гневной речью к шефу жандармов и начальнику III отделения графу А.Ф.Орлову. Отыскать гороховый цвет среди предписанных для форменной одежды цветов не удалось. А это означает, что разгадку следует искать в совсем другом направлении.

Действительно, в воспоминаниях Дон-Аминадо (собственно Аминад Петрович Шполянский, Парадоксы жизни, М., 1991) обнаружилась фраза, к-рая заставила обратиться не к Полному собранию законов Рос. Империи, а к совсем другим книгам. Дон-Аминадо пишет: «Все повторяется, но масштаб другой. В Петербурге — Гороховая, в Москве — Лубянка» (там же, с. 245). Стоило обратиться к адресным книгам старого Петербурга, и сразу же прояснилась причина, по к-рой «гороховое», а не серое или какое-либо иное пальто стало символом полицейского ведомства. В Петербурге, и во времена Пушкина тоже, по адресу Гороховая, 2, размещалось «Управление Санкт-Петербургского градоначальства и столичной полиции». Любопытно, что Лубянку в Москве и Гороховую в Ленинграде переименовали в площадь (Москва) и улицу (Ленинград) Дзержинского. Название Гороховой улицы в Петербурге, однако, восходит не к растению, а к фамилии графа Гарраха, жившего на ней. Фамилия была переделана на рус. лад, и появилась Гороховая улица. Сведения об этом превращении приводит М. Фасмер (Этимологический словарь русского языка, т. 1, М., 1986, с. 444). О степени распространения выражения «гороховое пальто» можно судить по рассказу Я. Д. Минченкова о посещении Николаем II выставки передвижников (Воспоминания о передвижниках, Л., 1980, с. 124): «До его приезда, по обыкновению, помещение выставки осмотрели два здоровенных агента из охранки и шустрая дама с ридикюлем оттуда же. Обошел зал и градоначальник. У подъезда «гороховые пальто» изображали народ и кричали «ура», когда было надо».

Поделитесь этой записью

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.