ДРАДЕДАМ

Вошла Пелагея Евграфовна совсем одетая в свой шелковый, опушенный котиком капор, драдедамовый салоп и очень чем-то недовольная,

А. Ф. Писемский. Тысяча душ. Часть I, глава 9. 1858.

Драдедам — очень легкое сукно полотняного переплетения, выпускавшееся чаще светлым, иногда с тканым орнаментом в полоску. Название от франц. drap des dames — дамское сукно. В словаре 19 в. драдедам толкуется как «шерстяная ткань тоньше сукна и не так как оно прочная» (Углов В. Н., Объяснительный словарь иностранных слов, употребляемых в русском языке, СПб., 1859, с. 66). В другом справочном издании 19 в. драдедам описан как «шерстяная материя, сходная с сукном, но менее его прочная и дешевле» (Булгаков Ф. И., Художественная энциклопедия, т. 1, СПб., 1886, с. 274). Драдедам имел очень широкое распространение, но в 20 в. был совершенно забыт. Использовался как обычное сукно в среде городской бедноты для одежды и драпировок. Наибольший след в рус. художественной культуре оставило выражение «драдедамовый платок», к-рое неоднократно встречается в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» (1866): «Ни словечка при этом не вымолвила, хоть бы взглянула, а взяла только наш большой драдедамовый зеленый платок (общий такой у нас платок есть, драдедамовый), накрыла им совсем голову и лицо и легла на кровать, лицом к стенке, только плечики да тело всё вздрагивают». Обычно при комментировании романа Достоевского ссылаются на воспоминания А. Г. Достоевской: «Я позвонила, и мне тотчас отворила дверь пожилая служанка в накинутом на плечи зеленом в клетку платке. Я так недавно читала «Преступление», что невольно подумала, не является ли этот платок прототипом того драдедамового платка, который играл такую большую роль в семье Мармеладовых» (Воспоминания, М., 1987, с. 67). Гораздо менее известно, что другие современники писателя воспринимали  драдедамовый платок как своеобразный символ судьбы, постигшей Соню Мармеладову. А. И. Эртель ввел его в свой роман. Одна из героинь — Зоя — читает случайно попавшую ей в руки книжку: «Книга оказалась старая — «Русский вестник» за 1866 год, — и в ней та глава известного романа, где герой встречается в погребке с пропойцей-чиновником, слушает его потрясающий рассказ». А затем Зое снится страшный сон: «И увидела на себе оборванное платье — грязный шлейф, помятые цветы, увидела свои голые плечи… Ей стало ужасно стыдно. «Соня, — прошептала она, — закрой мне плечи, мне стыдно.» Соня накрыла ее стареньким, изорванным, но необыкновенно мягким и теплым платком» (А. И. Эртель, Гарденины, их дворня, приверженцы и враги, 1889). Следы влияния предметного мира романа Достоевского можно встретить и в мемуарной литературе. В 1870 начала писать свои воспоминания А. О. Смирнова-Россет. Вот что можно прочесть в ее записках: «Когда было холодно, мы надевали большие драдедамовые платки» (Дневник. Воспоминания, М., 1989, с. 147). Хотя нельзя отрицать, что пансионерки институтов благородных девиц воспитывались в аскетических условиях (нек-рые за счет казны), упоминание платка из драдедама следует связывать все-таки с литературными влияниями, к-рые испытывала мемуаристка в процессе своей работы. Она известна в истории рус. культуры как адресат многих поэтических посвящений, высоко ценимая писателями и поэтами своего времени за остроту и живость ума, интерес к отечественной литературе. На страницах ее воспоминаний мы находим и странный «наваринского дыму с пламенем» цвет из поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души», и «большой драдедамовый платок», и платье фру-фру из романов Достоевского «Преступление и наказание» и «Подросток». История таких художественных деталей, как цвет «наваринского дыму с пламенем» или фру-фру, заставляет думать, что и драдедамовый платок был верно истолкован внимательной читательницей, каковой была Смирнова-Россет. Платок из драдедама упомянут Достоевским во всех кульминационных эпизодах романа — первый выход Сони на улицу, смерть Мармеладова, тело к-рого покрыли платком, ранее укрывшем Соню после пережитого ею, платок с Соней на каторге, куда она отправляется за Раскольниковым. Очевидно, что для Достоевского этот платок становится не только предметом из его собственного (как свидетельствует Достоевская) быта, но и определенным социальным знаком, несомненно важной художественной деталью. Ведь в «ветхом драдедамовом бурнусике, сшитом ей вероятно два года назад» увидел Раскольников сестру Сони — Полю Мармеладову. Драдедам упоминается и в других главах «Преступления и наказания», но драдедамовый платок становится символом многих женских судеб.

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.