ЧУЙКА

 Выйдя в третий класс, я увидал мещанина в картузе и чуйке, который, поставив локти на колени и положив в ладони голову, неподвижно сидел на скамье.

И. А. Бунин. Сны. 1903.

Чуйка — мужской длинный кафтан без воротника и отворотов, обычно из сукна, с отделкой по вырезу горловины и низу рукавов полосками меха или ткани. Название связано с древнерусским «чуга», восходящим к тюркскому coha, сока, сика — сукно. Чуйка обычно прямого или, следуя определению В. И. Даля, халатного покроя (Толковый словарь живого великорусского языка, т. 4, М., 1980, с. 614). Отличительные особенности чуйки по сравнению с другими видами традиционных кафтанов — отсутствие воротника и глубоко заходящие снизу одна на другую полы. В 19 веке чуйку носили как домашнюю одежду вместо халата; именно в чуйке представлен A. Н. Островский на портрете работы B. Г. Перова (1871, Третьяковская галерея, Москва).

Чуйка. В. Г. Перов. Портрет А. Н. Островского. 1871. Третьяковская галерея. Москва.

Чуйка. В. Г. Перов. Портрет А. Н. Островского. 1871. Третьяковская галерея. Москва.

Однако чаще всего на городских улицах можно было увидеть одетыми в чуйки представителей купеческого и мещанского сословий; она была столь распространена, что дала имя целой прослойке населения: «В толпе снуют чуйки с петухами и утками под мышкой» (А. П. Чехов, В Москве на Трубной площади, 1883). Ее носили преимущественно в Москве купцы-лавочники, степенные мещане и приезжие крестьяне, она стала своеобразным «московским» кафтаном и в чопорном Петербурге встречалась значительно реже. Среди богатого московского купечества, еще не отказавшегося от традиционного костюма, чуйка из дорогого сукна с ценным мехом была даже предметом особого щегольства. Например, московский купец-мануфактурщик Заборов «зимой и летом ходил в чуйке и высоких сапогах бутылками, голову покрывал картузом с большим лакированным козырьком… Это был настоящий прототип Дикого из „Грозы» — Островского» (Слонов И. А., Из жизни торговой Москвы, М., 1898, с. 76). Крестьяне, мещане и лавочники носили чуйки из более простых и грубых тканей, их обшивали заячьим или лисьим мехом, для тепла ставили на ватную или меховую подкладку. Отсутствие воротника у чуйки послужило темой очерка «Бобровый воротник» В. В.Толбина, опубликованного в 1847: «Да позвольте вам, сударь, побожиться, — возразил приказчик, — что для этой чуйки вам такого бобра во всем свете не подобрать. Извольте посмотреть, как он к вам подойдет». В основу сюжета положен рассказ о бедном и обносившемся чиновнике, который существует на отступные за оскорбление личности: в ветхой шинели он посещал дорогие лавки и своими просьбами показать то один, то другой воротник доводил приказчиков до скандала, угрожая им затем полицией. Как правило, ничего не подозревавший приказчик не отказывал себе в удовольствии поиздеваться над «жалким» покупателем, иронизируя над его шинелью, но в итоге бывал вынужден ему заплатить, чтобы избежать прихода в лавку полиции.

 

Народный костюм © 2017 Все права защищены

Дизайн: wpshower, перевод: geckon.in

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.